Каждый раз, попадая в европейское культурное пространство, не перестаешь удивляться многообразию и количеству различных арт-центров, свободных творческих площадок, происходящих событий (встреч, дискуссий, презентаций). В Беларуси в последнее время также наблюдается активный рост практик подобного рода: появление свободного арт-пространства ДК «La мора», «Арт-сядзібы», существование киноклубов в галерее Щемелева или в кинотеатре «Ракета», цикл публичных лекций, например, «Urbi et Orbi», дискуссий, семинаров. Но в основном это либо волонтерские проекты, пытающиеся удержаться на плаву за счет энтузиазма создателей, либо временные практики (как в случае с лекциями или семинарами).

И каждый раз, радуясь появлению очередной инициативы, задаешься вопросом: как долго просуществует тот или иной проект?

На какое время хватит энтузиазма организаторов, чтобы не только поддерживать, но главное — развивать инициативу?

Как осуществляются культурные инициативы в Европе?

Причин для такого «пессимизма» можно назвать несколько: и отсутствие лояльного отношения к такого рода проектам со стороны белорусского государства (специального законодательства касательно некоммерческих культурных центров), и проблему меценатства и спонсорства, которая, с одной стороны, связана с законодательством, с другой — с белорусским бизнес-классом, который пока не готов поддерживать сомнительные с точки зрения рекламной способности или принесения другой прибыли проекты.

Но главной причиной дефицита культурных практик, на мой взгляд, является то, что в белорусском обществе до сих пор не возникла культура потребления нематериальных ценностей.

 

Пока белорусский зритель не готов сознательно платить за культурное удовольствие, предпочитая события, обозначенные как «вход бесплатно».

В Европе также много культурных инициатив носит волонтерский характер, если говорить о небольших проектах (арт-сквотах, квартирных концертах или частных кинопоказах). Но в основном все более ли менее крупные центры имеют либо частичную поддержку государства, либо, являясь частной инициативой, активно работают со спонсорами и фондами. В обоих случаях центры поставлены перед условиями выживания.

Например, Центр современного искусства «Замок Уяздовски» в Варшаве получает со стороны государства поддержку в виде оплаченной аренды здания и зарплат сотрудников, но средства на активность (проекты и выставки) должен искать сам. Другой пример — Центр фотографии С/О в Берлине, который является абсолютно частной организацией и потому вынужден лавировать между коммерческой деятельностью (сдавать свои помещения в аренду под частные мероприятия) и «тем, что хочется» (например, организовывать выставки совсем молодых фотографов или детей).

То есть очевидно, что в Европе созданы благоприятные для существования культурных организаций условия: поддержка государством или безвозмездная заинтересованность спонсоров. Но важно отметить, что европейский зритель готов платить за «потребление» культурных ценностей: на кинопоказы, лекции, даже дискуссии, не говоря уже о посещении выставок или спектаклей, существует входная цена.

 

Лучшие условия для жизни или другое сознание?

Можно увидеть причину того, что европеец за всё платит, в лучших для жизни условиях (зарплате). Но нельзя не отметить, что стоимость, например, одежды или техники в Европе намного ниже, чем в Беларуси. Хотя за эту категорию товаров беларус у себя в стране готов переплачивать. А материально поддерживать культуру — покупать книги, ходить на спектакли, платно участвовать в дискуссиях — он почему-то не желает. «Это дорого!» — говорит беларус, увидев, что билет на какой-нибудь брендовый спектакль стоит 80 тыс. руб. или что вход на выставку платный. Не говоря уж о том, чтобы покупать билет на лекцию или семинар («Почему я должен платить за это?»).

С одной стороны, можно говорить о том, что в Беларуси пока не существует массового потребителя на культуру (некоторые мероприятия категории «вход бесплатно» иногда проходят в полупустом зале). Но с другой стороны, белорусский зритель, нуждающийся в культуре, посещая Европу и поставленный в условия «обязательной платы», достает кошелек и платит. А в Беларуси, так или иначе, надеется получить удовольствие бесплатно, оправдывая тем, что, мол, «в Европе же качество и глубина, а что у нас?».

Константин Мужев на открытии выставки Михаила Гулина "Выставка НЕ детского рисунка" в галерее современного искусства "Ў" / 2011 // фото: Виктория Щербакова ©

 

То есть беларус воспринимает плату в первую очередь как способ получить «продукт» или удовольствие.

Европеец также платит за свое удовольствие. Но при этом понимает, что, покупая билет на литературное чтение или лекцию, он своим небольшим вкладом поддерживает инициативу людей и организаций, что входная цена — не способ наживы, но возможность для такого рода инициатив (особенно некоммерческого, экспериментального характера) постоянно осуществляться.

Потому что за любой вид деятельности, любое осуществленное мероприятие кто-то должен платить. И хорошо, если есть поддержка со стороны государства, частных фондов или бизнеса. Но даже в этом случае, покупая билет или книгу и таким образом поддерживая конкретную организацию или автора, европеец осознает, что это его способ сделать вклад в развитие культуры. Житель западноевропейских государств ощущает себя сопричастным ко всем событиям и видам деятельности, происходящим в его стране. Это тоже своего рода меценатство, осуществлять которое может каждый.

Конечно, многие культурные организации в Беларуси сегодня ставят перед собой задачу в первую очередь продвигать культуру в обществе, формировать культурные потребности, образовывать белорусскую публику. Поэтому, имея небольшой бюджет для осуществления мероприятия, они делают его бесплатным для зрителей, мол, только приходите. Так проходят семинары, встречи, лекции (например, в рамках проекта «На пути к современному музею» или цикл лекции «Новай Эўропы»). Вход на выставки и мероприятия независимых культурных центров (галереи современного искусства «Ў») также бесплатный.

Как будто стоит радоваться такой безвозмездной инициативе белорусских культурных деятелей. Но насколько это является правильным с точки зрения воспитания белорусского зрителя? Не поддерживается ли таким образом безответственное отношение публики, ее безучастность к культурному фону страны?

 

Как формировать сознание белорусского культурного потребителя?

Как уже говорилось выше, часто очень качественные и бесплатные культурные мероприятия в Беларуси проходят в полупустом зале. Как, например, не было зрительского ажиотажа на творческих встречах с белорусскими художниками в рамках проекта «На пути к современному музею’2011», которые проходили на площадке галереи «Ў». Для культурного пространства страны это событие уникальное: впервые у зрителей была возможность встретиться с ведущими современными художниками Беларуси. Но каждый раз организаторы переживали: соберется ли публика? Изменилась ли бы ситуация, если бы была объявлена входная плата или ограниченное количество мест, неизвестно. Возможно, публика также вяло среагировала бы на событие.

Но дело не в том, чтобы заставить белоруса посещать культурные мероприятия, да еще и платить за это.

Важно формировать понимание своего участия: культурный проект — это дело каждого, и от личного вклада каждого (что я могу сделать? предложить волонтерскую помощь или заплатить за билет?) зависит будущее этого проекта.

Конечно, формирование культуры потребления нематериальных ценностей в белорусском обществе должно происходить постепенно и обдуманно. Но важно уже сейчас предпринимать эти шаги. Пусть не сразу в виде входной платы на мероприятие (хотя, как показал опыт галереи «Ў», символическая плата за посещение выставки Михаила Гулина не лишила ее зрителя). Для начала можно ставить «коробочки» с предложением поддержать культурную организацию.

Открытие выставки Михаила Гулина «Выставка НЕ детского рисунка» в галерее современного искусства «Ў» / 2011 // фото: Виктория Щербакова ©

Такой метод использует, например, «Свободный театр», вход на спектакли которого бесплатный, но после представления зрителя ожидает коробочка, в которой он может оставить свой «взнос». Наблюдение показывает, что люди с энтузиазмом делают пожертвования (часто суммы в несколько раз превышают стандартную стоимость билета в любой другой белорусский театр), понимая, что они не просто платят актерам за труд, но таким образом поддерживают «Свободный театр».

 

Таким образом, культурные инициативы могут делать свой вклад в формирование гражданского сознания в белорусском обществе, шаг за шагом приучая к ответственности и сопричастности к происходящему.

Материально поддерживая инициативы (насколько это возможно, пусть в небольшом размере), мы не только формируем свое культурное пространство, но становимся частью демократического будущего своей страны.

По существу, именно такого рода активное участие в культурной жизни дает нам право говорить, что это наш художник, наш писатель, наш музыкант или наш актер. Наш, потому что мы не просто чувствуем себя частью этого пространства, но лично сделали вклад в поддержку и развитие культуры этой страны.

 

// источник: www.n-europe.eu ©

_______
Читать по теме:
_______