Творческая интеллигенция Беларуси снова доказывает Александру Лукашенко свою необходимость. Архитектор Марина Еркович демонстрирует Президенту Беларуси «энергосберегающий дом для агрогородка», Дмитрий Залесский (один из основателей театра современной хореографии «D.O.Z.SK.I.») благодарит Александра Лукашенко за сохранение системы внешкольного образования, актриса и певица Анна Хитрик («Детидетей», «Sunduk») приглашает Президента на свой новый спектакль, Влада Бережная играет для Президента на скрипке Гварнери. Честно говоря, плохое, несовременное название «интеллигенция» — лучше сказать «Президентская молодежная сборная по искусству».

фото: www.ctv.by / "Столичное телевидение" ©

Жиль Делез в «Ризоме» говорил, что писать «не имеет ничего общего с означать, но с межевать, картографировать», и в этом смысле власть и «молодежка по искусству» обнаруживают между собой общую границу. Эта граница создает разрыв с той частью интеллигенции, которая в эту «сборную по искусству» не попала, да и никогда в нее не стремилась. Потому что другой интеллигенции невыносимо, когда Машина белорусского искусства, чтобы нормально функционировать, должна быть подключена к Машине белорусской власти.

Проект же «главной команды по искусству» — «Kodex», хотя и добился международного признания белорусского национального искусства в Венеции, так как «Институт национального искусства имеет смысл лишь как один среди других институтов художественной системы. Сам по себе он не имеет никакого значения и ничего не производит, никакого символического капитала», упал в лужу дома. Действительно, неудачная выставка получилась в Музее современного изобразительного искусства. Лишь в очередной раз напрашиваются слова о бедном убранстве дворца, о музее — «ресторане современного искусства», как выразился недавно художник Андрей Дурейко. Не по росту потолок, не по карману цена.

В целом же охотников попасть в молодежную или главную сборную по современному искусству — предостаточно. Но есть и иные пути. В конце ноября художники Артур Клинов и Руслан Вашкевич на портале TUT.BY изложили свое видение ситуации в белорусском современном искусстве: нет галерей, а следовательно, и кураторов, а следовательно — и критиков. Писать об искусстве некуда: «Мастацтва» да «пАРТизан». А для того чтобы «все заработало», художники предлагают изменить белорусские законы (это в то время, когда закон «Больше трех не собираться» принят). Они надеются на «реформы сверху».

Что же плохого в строительстве десятка новых галерей современного искусства? Наоборот, прекрасная идея! Мы построим галереи, начнем обсуждать там, например, проекты социально-критической направленности и политическое искусство. Мы организуем  выставку о деле «белорусских террористов», о делах Санникова и Статкевича, обсудим «молчаливые акции по средам». Или свежепостроенные галереи будут избегать таких тем?

Реакционная позиция Артура Клинова и Руслана Вашкевича вызывает массу вопросов, ведь их план не приведет к масштабным изменениям в культурной политике, о которой они так переживают. От строительства галерей, надо думать, выиграют прежде всего Артур Клинов и Руслан Вашкевич, которые являются не наблюдателями или независимыми экспертами, а активными игроками культурного поля. Выход, который они предлагают — надеяться и верить в белорусские законы. Все это напоминает своеобразный поиск компромисса с Машиной власти.

Я вспоминаю первый курс своего отделения социологии, на который набрали 75 человек и по окончанию которого лишь несколько остались в специальности. Они тоже мечтают построить свои галереи — независимые центры изучения общественного мнения — и свободно публиковать результаты своих исследований. Но сегодня никто из них не надеется увидеть вечером по главным телеканалам строчку «Около 70% белорусского молодежи при первой возможности готовы переехать в другую страну потому что не видят для себя никаких перспектив на родине».

А где работать телевизионным журналистам? «БТ», «ОНТ», «СТВ» — надо же выбирать!

II

Не позволяет махнуть рукой на местное современное искусство могилевская арт-группа «Липовый цвет», которая в отсутствие публичной политики (а также центров современного искусства и галерей) пытается заполнить отсутствующих или недостаточно хорошо прорисованных персонажей: «Акция переименования станции Октябрьская», «Голубцы» в рамках «Global Art Project», «Кипиш в автобусе 23» и др.

 

YouTube Трейлер


Одна из последних акций группы — «Голубцы», посвященная проекту «Kodex», как раз восполняет нехватку критического взгляда, утраченного многими художниками и «творческой интеллигенцией». И хотя акция была признана провальной (не вызвала предполагаемой реакции), она сделала видимыми доминирующие механизмы легитимации художественного активизма в Беларуси. Она показала, что социально-критический посыл может считаться успешным только в том случае, если на него обратят внимание люди (службы, организации и т.д.), которые отдают приказ. Если в галерее или музее мы можем говорить о кураторе, в задачи которого входит интерпретация произведения для зрителя, в уличном искусстве работают свои кураторы, кураторы власти. В акции «Голубцы» не нашлось куратора, способного сделать видимым их произведение, ведь критерием успешности такого вида искусства становится его попадание в медиа, последующее массовое копирование и распространение.

Акция "Голубцы" арт-группы Липовый цвет в рамках Global Art Project

А если нам нужно привести примеры, которые очень точно могут характеризовать условия белорусского современного искусства, можно вспомнить «Белорусский Свободный театр». Как-то после спектакля студии «Fortinbras», проходившего в Минске в январе 2011 года, один из актеров театра, будучи в это время за границей, написал в Facebook: «Кто-нибудь был на спектакле? «Гостей» не было? Волнуемся».

 

Пока существует такая политика, будет существовать такая культурная политика. Без изменения политических условий невозможно добиться изменений условий в белорусском искусстве.

 

_______
Читать по теме:
_______