26 мая в РТБД пройдет Вечер современной хореографии и перформанса. Его участники и инициаторы – театр танца Karakuli и Skvo’s Dance Company – решили объединиться и представить на суд публики собственные и совместные работы. В преддверии премьеры Александра Рябкова-Горькая встретилась с хореографами Ольгой Скворцовой, Ольгой Лабовкиной и Анной Корзюк и поговорила о современной хореографии и о том, что ожидает зрителя. Три мини-беседы могут показаться простыми, но для тех, кто «болеет» за современную белорусскую хореографию, здесь найдутся темы для размышлений.

 Ольга Скворцова: «Я сейчас нахожусь в состоянии куколки»

фото: © Studio 67 / Евгений Канаплев и Юлия Лейдик, Вадим Жук, Маша Значенок

Александра Рябкова-Горькая: Оля, 26 мая вы выступаете вместе с театром Karakuli. Как вы решили объединиться для работы? Придерживались принципа похожести или непохожести?

Ольга Скворцова: Мы вообще не преследовали таких принципов и не задумывались о похожести и непохожести. Оля Лабовкина просто предложила станцевать в ее работе. Мы давно говорили о том, что у нас танцевальные компании, которых не «раз-два-три», а гораздо больше, не сотрудничают друг с другом совсем. Мы очень разобщены. У нас и ярко выраженной конкуренции вроде бы нет, но при этом мы все варимся сами в себе. Поэтому мы решили, что надо это прекращать и делать совместные вечера, может быть, объединять усилия для какого-то фестиваля… Не такого формата, как «ПлаSтформа», потому что у него очень широкие рамки. А сузить рамки именно до contemporary dance, чтобы зритель знал, что это такое. Мы хотим своеобразный ликбез устроить по поводу того, что же такое этот загадочный «contemporary dance», который вызывает у всех кучу вопросов. И есть ощущение, что зритель в этом ну совсем не ориентируется. 

 

Но тем не менее у вас постоянно заполнены залы и билетов на спектакли не достать уже за неделю. Зрительский интерес огромен. Почему, как ты думаешь?

Потому что люди хотят нового. Потому что они по телевизору видят одно и то же. Репертуар в наших театрах тоже не очень друг от друга отличается. Конечно, публика соскучилась, она хочет нового подхода. Она хочет, чтобы с ней разговаривали по-другому. Она не хочет, чтобы всех держали за идиотов. По крайней мере вменяемые люди, которые смотрят хорошее кино и слушают хорошую музыку, интересуются всякими необычными вещами в жизни, не хотят, чтобы их обманывали и принимали за дураков.

 

У вас всегда очень философские аннотации. То есть темы работ очень глубинные, «переживательные». На твой взгляд, это доходит до зрителя?

Вообще, у меня сейчас период переосмысления. Я – в состоянии «куколки», ученика. Я решила пересмотреть свои взгляды и быть немного проще в том, что я делаю. Хочется говорить хорошо о простых вещах. Я еще не знаю, как это делать. Но просто хочется быть честной, со зрителем в том числе. Если ты сейчас такой глубокий и философски настроенный, то зачем этого стесняться и быть нарочито простым и понятным? То есть если сейчас хочется погрузиться и зрителя погрузить, значит сейчас должно быть так. Но дальше мне так не хочется…

 

Кстати, то, что ты танцуешь в постановке у Karakuli, как-то продвинуло тебя в этом поиске?

Безусловно. Трансформация происходит. И это правильно, когда танцоры друг у друга танцуют, мне кажется. Так и должно быть. Каждый новый автор и новый хореограф – это целый мир. И это очень помогает как-то по-новому взглянуть на уже знакомые и вроде бы понятные вещи.

Ольга Лабовкина и Ольга Скворцова на репетиции перфороманса «Один в квадрате» // фото предоставлено Александрой Рябковой-Горькой

 

Skvo’s Dance Company вошла в состав Молодежного театра. Хотя, как ты сама говорила, вы не совсем профессиональный коллектив. Ты всех своих танцоров туда забираешь или будешь создавать в театре новый коллектив?

Я, конечно, всех забираю. С актерами театра – совсем другая работа. То есть если нужен хореограф для постановки, то я буду работать с ними. Но это другое. Коллектив наш вошел туда в полном составе. Потому что это уже свои люди. Как в «Маленьком принце»:  мы в ответе за тех, кого приручили. У меня уже куча всяких глобальных планов, потому что эта структура спонсируемая, и этим надо воспользоваться.

 

А финансирование сегодня – это основная проблема коллективов?

Нет. Просто есть элементарные законы общения с потребителем, и они, к сожалению, рыночные. В Европе это уже давно поняли и учат менеджеров, как продавать искусство и как с ним работать. Там много фестивалей. Но они бывают порой очень странные. Бывает, что приходишь на фестиваль современной хореографии, а там четыре с половиной зрителя. И вроде бы площадок много и показывают много разного, но остается проблема востребованности. Мы с Олей как-то разговаривали о том, что Минск в этом отношении лучше, потому что здесь есть твой зритель, тобой взращенный, постоянный, верный и родной.

 

Чего от вас ждать постоянному зрителю 26 мая?

От меня – только танца. Я же в поиске, поэтому 26-го буду только танцевать.

 

Ольга Лабовкина: «Все очень разволновались, когда узнали, что к нам придет Оля Скворцова»

фото с личной страницы Ольги Лабовкиной «ВКонтакте»

Что послужило началом вашего сотрудничества?

Ольга Лабовкина: Началось все с мастер-класса в Киеве, на который мы Олей Скворцовой поехали вместе. Нас заселили в один номер. «Гэта была фатальнасць лесу», как говорится. Мы много общались вечерами и все время. Это было очень интересно, мы почувствовали общий дух и взаимный интерес, поняли, что нам есть что друг другу сказать. В результате мы решили, что надо попробовать объединиться. У меня в коллективе много парней, а в плане девушек я очень избирательна.

 

Почему?

Не знаю, но я почему-то вижу мало девушек, которые могут меня заинтересовать. Вот парней много вижу интересных (смеется). Да и девушки, вы же понимаете, разъезжаются, беременеют, уходят в другие проекты, иногда уходят петь…

Но в первую очередь мне интересна личность. Должна быть зрелая личность, чтобы с этим человеком было интересно работать. Именно поэтому я и работаю сейчас с Олей.

 

И какие у вас впечатления от совместной работы?

На самом деле все очень разволновались, когда узнали, что к нам придет Оля Скворцова. Потому что это мастер с опытом. Но новая энергия – это всегда хорошо. Да и человек, который знает хореографию, немного смещает акценты. И для меня это полезный опыт, благодаря которому я тоже учусь чему-то новому. Мне кажется, это очень важно – взаимодействовать с людьми, которые тебя понимают, потому что это способ двигаться вперед.

 

26 мая зритель увидит новые работы или они уже где-то были показаны?

Одна новая, а одна уже танцевалась. «Аттракцион с ограниченной ответственностью» был поставлен два года назад и показан на закрытии «M.@rt.контакта». Какой-то период мы не танцевали этот спектакль. А сейчас восстановили его, и он по-новому заиграл. Этот спектакль с каждым выступлением обрастает новыми мелочами, междустрочиями… И он каждый раз выглядит по-новому, несмотря на жесткую структуру.

Танцспектакль «Аттракцион с ограниченной ответственностью» / хореогр. Ольга Лабовкина в соавторстве с артистами / театр танца Karakuli // фото: официальная страница театра танца Karakuli ВКонтакте

 

В ваших работах тоже часто поднимаются философские темы. Но понятно ли это зрителю? Или же он видит только красивый танец?

Если даже не читать аннотации, то что-то будет понятно. Хотя я вообще не настаиваю на том, чтобы то, что написано в аннотации, было в точности понято. Эти работы можно смотреть с чистого листа: пришел, посмотрел, что-то понял, что-то отозвалось. А можно ознакомиться заранее с тем, что «отзывается» автору работы.

А насчет философских тем… Мне кажется, что каждый художник – отчасти философ и склонен к рефлексии и самокопанию. Но я не могу сказать, что в моих работах какой-то сложный смысл. Я стараюсь говорить о простых вещах, о том, что меня волнует. Меня волнует сейчас невозможность преодолеть какие-то свои страхи, и я пытаюсь с этим работать. Если два года назад меня волновали лирические истории и стадии прохождения взаимоотношений, существование внутри пары, то я говорила об этом. И мне кажется, это честно. И это важно.

 

Мне вообще кажется, что современное искусство – своего рода психотерапия для художника. Вот те вопросы, о которых ты говорила в своих работах, например, два года назад, теперь для тебя проработаны, решены?

Я согласна, что в какой-то степени это психотерапия. Даже больше – стремление понять себя, быть ближе к себе и разобраться в чем-то. Проработала ли я тот вопрос? Не знаю. Я просто пришла к тому, что это бесконечный волнообразный процесс, различные стадии отношений. Какие-то ответы на вопросы, конечно, пришли. Но все равно это неоднозначно, и все равно точку в финале поставить невозможно. Это касается и наших работ.

 

Анна Корзюк: «Мыслить простыми и незамысловатыми категориями через тело и танец – это неинтересно»

фото: © Иван Бессер

Аня, расскажите о своей работе, которая будет представлена 26 мая. Как пришла идея ее создания?

Анна Корзюк: Работа называется «9 клеток». Идея возникла довольно давно, но сформировалась после прочтения книги Хулио Кортасара «Игра в классики». У меня формирование работы (спектакля) – это процесс довольно длительный, я не тороплю его, жду, пока сформируются мысли, идея, пока сложатся образы, в общем, пока вся картинка не нарисуется.

Это не первый опыт собственной постановки. Самый первый опыт был еще до официального создания SKVOS. У нас в студии при театре D.O.Z.SK.I. был открытый урок, и я там показывала свою первую пробную постановку. Ну а полноценный спектакль-миниатюру я поставила прошлой весной – дуэт «Я в N-й степени», в котором танцуем Ольга Скворцова и я.

Вторую работу, конечно, ставить страшнее, потому что что-то из твоего творчества люди уже видели, кому-то это понравилось и, соответственно, они от тебя чего-то ждут. То есть степень ответственности при постановке второй работы выше, как мне чувствуется. Но репетиции проходят не тяжело, я бы сказала. Девочки – большие молодцы. Я им очень благодарна за то, насколько они подключились к созданию этой работы, даже если им что-то сразу было непонятно (из-за того, что идея-то у меня в голове, а им, чтобы ее понять и прочувствовать, нужно время), они все равно были в процессе, без каких-то осуждений или предубеждений.

 

На каком этапе сейчас работа? Все ли получается, как задумывалось?

Получается, в принципе, все. Некоторые задумки отсеиваются сами собой, и это хорошо. Работа у нас находится в процессе, в очень активном притом. На какие-то вещи нужно больше времени, и это понятно. Но мы стараемся не думать о том, что еще не сделано, потому что это не продуктивно. Мы просто максимально задействуем то время, которое есть.

 

Репетиция танцспектакля «Девять клеток» / хореогр. Анна Корзюк в соавторстве с артистами // фото: архив Skvo’s Dance Company

А что означает понятие «work in progress», которое указано рядом с названием работы?

Work in progress – это такой жанр, суть которого дословно передана в англоязычном названии. То есть это работа (спектакль, постановка), которая еще не является конечным продуктом, конечным результатом. Она представляет собой промежуточный результат. И после показа спектакль будет дорабатываться, меняться. Это делается для того, чтобы после показа хореограф и танцоры, получив опыт выступления на сцене и определенный feedback от зрителя, могли что-то скорректировать, поменять, дополнить или, наоборот, убрать.

 

«Человек находится в вечном поиске того, что могло бы принести ему гармонию, спокойствие, равновесие. Но сам процесс поиска уводит его от ответа, потому что ответ заключается в смелости остановиться и наблюдать, следовать по пути»… Это цитата из аннотации. Не слишком ли сложно для танца?

Понимаете, мыслить простыми и незамысловатыми категориями через тело, через танец – это неинтересно. Я склонна считать, что нужно давать зрителю воздух, то есть оставлять ему место для рождения ассоциативного ряда, для каких-то эмоций, чувств, собственных размышлений. Я также допускаю появление многих смыслов после просмотра моего спектакля – то, что каждый зритель может увидеть что-то свое. Но при этом я не отказываюсь от цели донести и свою собственную мысль. Но я не хочу ее навязывать «дословно», понимаете? Если будет уловлена основная мысль, основной смысл или концепция, то это замечательно. А вот что еще зритель себе додумает или почувствует помимо этого – его личное дело.

Танец – это то, чем я хочу заниматься, что хочу развивать в себе постоянно, что проникает во все сферы моей деятельности, даже никак не связанные непосредственно с хореографией. Это то, что я не могу не делать, вот и все. Он постоянно во мне. На многие вещи я начинаю смотреть через призму танца, через призму тела. Это тоже важно: танец помогает осознать свое тело в пространстве, да и вообще категория телесности чисто с философской точки зрения очень интересна. Это не копание в себе. Скорее наоборот – способ «раскопать» себя.

 

Оля Скворцова курирует вашу работу или отдала все полностью в ваши руки?

Оля отдала все в мои руки, это как-то негласно получилось. Она знала еще осенью, что я хочу поставить эту работу, но все не складывалось. И теперь я занимаюсь постановкой, мы сами договариваемся с девочками, когда репетируем, что репетируем, ну и т. д.

Вообще, Оля как руководитель очень хороша. Конечно, у нас бывают разные моменты, мы можем с ней и поспорить и поконфликтовать, потому что подходы у нас разные, но это так, сиюминутно, это не влияет на картинку в целом, понимаете?

Оля задала очень честный тон нашего коллектива: все открыто, все проговаривается. Если вдруг возникают какие-то обиды, то они тут же обсуждаются. Мы делаем общее дело, потому что нам комфортно и хорошо вместе. Мелкие неурядицы случаются, но я очень рада, что именно от Оли исходил этот момент честности, а еще – отсутствие «пристроек», когда ты такой, какой ты есть, и не нужно что-то строить из себя или притворяться. Это очень важно, лично для меня. Поэтому я благодарна Оле за это.

 

Есть ли мысли о следующих хореографических работах?

Ой, мыслей много, они постоянно возникают, какие-то небольшие отрывки, образы, картинки. Но таких глобальных мыслей, которые бы начинали складываться в идею новой работы, пока нет. И это сейчас не нужно. Мне нужно отпустить эту работу, потом перезагрузиться, а потом уже будет видно.

 

 

 

Мнения авторов не всегда совпадают с позицией редакции. Если вы заметили ошибки, пожалуйста, пишите нам.

 

 

_______
Читать по теме:
_______