XXVI Международный фестиваль современной хореографии в Витебске (IFMC) показал, что contemporary dance, который в начале 1990-х в Беларуси считался явлением официально-маргинальным и известным узкому кругу посвященных, сегодня стал легитимным и даже модным. О своей принадлежности к современному танцу сейчас заявляет чуть ли не каждый коллектив, чью деятельность нельзя отнести к академической либо народно-сценической хореографии. Своеобразным индикатором поисков отечественных хореографов в этой области стал национальный конкурс в рамках IFMC.

Молодежный смотр брейк-данса (1987), Всесоюзный фестиваль эстрадного и популярного танца «Белая собака» (1990), International Festival of Modern Choreography (c 1992) – такова траектория художественной эволюции Витебского международного фестиваля современной хореографии, по праву считающегося одним из самых авторитетных и престижных танцфорумов. В сравнении со многими фестивалями современного танца на постсоветском пространстве IFMC удивляет стабильностью своего существования. Став первым, он вплоть до 1997 г. оставался единственным танцевальным форумом подобного рода на территории бывшего СССР. Благодаря героическому энтузиазму Марины Романовской – создателя, неизменного организатора, арт-директора IFMC – и ее  команды именно в Витебске стало очевидным, что на постсоветском пространстве существует современная хореография, ведется интенсивный поиск нового образно-пластического тезауруса.

«Основанный в 1987 году «пионеркой» Мариной Романовской, витебский фестиваль познакомил публику с модерном, постмодерном, мультимедиа и хип-хопом задолго до того, как крушение Советского Союза открыло двери для культурной информации с Запада», – пишет Венди Перрон, главный редактор авторитетного американского издания Dance Magazine. 

По IFMC можно проследить процесс развития современного танца в СНГ. Здесь впервые заявили о себеполучили поддержку и признание (причем задолго до «Золотой маски» и других престижных премий) личности значимые и знаковые – те, кто оказал влияние на развитие всего постсоветского современного танца: московские «Свободный балет» Николая Огрызкова и «Кинетический театр» Александра Пепеляева, театр «Балет Евгения Панфилова» (Пермь), Челябинский театр современного танца Ольги Поны, екатеринбургские «Провинциальные танцы» Татьяны Багановой и «Эксцентрик-балет» Сергея Смирнова, Fine Five Dance Theatre Рене Ныммика и Тиины Оллеск (Таллинн), Aura Dance Theatre Бируты Летукайте (Вильнюс) и др. И самое главное – на витебской сцене обрели силу пластические «голоса» белорусских хореографов. С этой целью международные конкурсы в рамках фестиваля чередуются с национальными.

Программа XXVI IFMC выдалась масштабной и щедрой на события: фотовыставки, пресс-конференции и дискуссии, теоретические и практические мастер-классы, гостевые концерты, прошедшие в разных городах Беларуси, конкурсные показы, творческие встречи и презентации книжных изданий. В этом смысле IFMC можно назвать настоящей «школой», уникальным для Беларуси образовательным форумом в сфере современного танца.

Мастер-класс Александра Пепеляева («Кинетический театр», Москва) // фото: © Владимир Луповской

О богатой истории фестиваля и постсоветской современной хореографии свидетельствуют две книги, презентация которых состоялась в ходе пресс-конференции по случаю открытия витебского форума. Одна из них – изданная в Москве коллективная монография «Современный танец постсоветского пространства» (автор-составитель Екатерина Васенина). Белорусское же издание – «Танцевальный лабиринт» – было приурочено именно к IFMC и посвящено 25-летию фестиваля. В сборник вошли статьи известных отечественных и зарубежных критиков, а также многочисленные архивные фотографии, визуально воссоздающие историю форума.

Балет «Шесть танцев» / хореогр. Иржи Килиан / НАТБ оперы и балета РБ // фото: © Игорь Гусаков

Гостевая программа фестиваля представила широкий спектр хореографии российских и европейских мастеров. Настоящий фурор вызвали «Шесть танцев» в постановке классика современного балета Иржи Килиана и блестящем исполнении солистов Национального академического Большого театра оперы и балета Республики Беларусь. Спектаклем «Ромео и Джульетта», который в Витебске не видели с 1997 г., порадовал фестивальную публику театр «Балет Евгения Панфилова». Серьезное размышление о человеческой судьбе предложил израильский хореограф Йорам Карми в балете «Церберы», чья танцевальная компания Fresco впервые выступила на IFMC. В визуально монохромном, минималистичном по постановочным приемам, медитативном по темпоритму спектакле балетмейстер создал совершенно иной, неканонический образ легендарного мифического персонажа. Цербер, чью роль исполняли две балерины и танцовщик в масках, представал не монстром, а очень похожим на людей существом. Словно внутренний страж, которым для человека является голос совести, он постоянно сопровождал героев, оберегая «род людской» не только от тяжких проступков, но и от… самих себя.

Балет «Церберы» / хореогр. Йорам Карми / Fresco Dance Company (Израиль) // фото: © Игорь Гусаков

Кульминационным спектаклем гостевой программы можно назвать балет «Едоки» Театра-студии современной хореографии под руководством Ирины Афониной и Игоря Шегая (Москва). Постановка, созданная хореографом Екатериной Кисловой совместно с танцовщиками и удостоенная «Золотой маски», поразила строгой, аскетической простотой художественного решения, в котором не было ни постановочных эффектов, ни мелодраматических коллизий. Отправной точкой для создания балета стала живопись Винсента Ван Гога. Однако спектакль получился не о творчестве знаменитого постимпрессиониста, а скорее о том щемящем чувстве трагичности, хрупкости человеческой судьбы, которое художник отразил на своих полотнах и воплотил в собственной жизни. Вангоговская тема здесь присутствовала ненавязчиво, угадываясь в отдельных знакообразах (зерно, подсолнухи, колесо, вороны), а также в колористическом решении – мрачном, почти беспросветном, с преобладанием темно-зеленой и черно-коричневой цветовой гаммы, отсылающей к ранним работам художника, и в частности к «Едокам картофеля». Это мертвое, деформированное сценическое пространство становилось метафорой внутреннего мира героев – такого же неуютного, жестокого, опустошенного и лишенного сострадания к другому.

Балет «Едоки» / хореогр. Екатерина Кислова в соавторстве с танцовщиками / Театр-студия современной хореографии (Россия) // фото: © Иван Асташонок

…Пять танцовщиков постоянно находятся на сцене. Их жизнь – бесконечное движение по замкнутому кругу: работа, ужин, переходящий в попойку, сон… и снова работа. Время от времени этот будничный цикл прерывается вспышками агрессии, когда герои начинают бешено колотить все вокруг. Они молотят кулаками по полу, по столу, яростно стучат в стенку, безжалостно, в четыре пары рук бьют своего друга… В стремлении преодолеть адский круг повседневности они отчаянно, из последних сил карабкаются вверх. Помогают героям в этом огромные трехаршинные доски. Их использование в спектакле вариативно до бесконечности. Это и стол, и непробиваемая стена, и шаткий мостик, и символ духовной вертикали, недостижимой для героев. А в финале из этих досок сколотят гроб, чтобы насильно загнать в него своего друга. Остальные же усядутся на крышку и будут лениво сплевывать шелуху от семечек… Последние мизансцены спектакля не становятся светом в конце тоннеля: в современном, «вывихнутом» мире человеческая жизнь не представляет никакой ценности.

Синтез выразительных средств балетного театра и приемов contemporary art представлял собой спектакль «Эгопойнт», поставленный прима-балериной Берлинского государственного балета Натальей Сайдаковай на классическую группу Камерного балета «Москва». Гигантский, подвижный металлический треугольник, подвешенный над сценой, преобразовывал ее в кинетический объект, а дискретный темпоритм, геометрически выверенные мизансцены, графические линии пластических рисунков, лексика, построенная на деконструкции классических па, и бешеная скорость их исполнения отсылали к постановочным экспериментам всемирно известных Уильяма Форсайта и Уэйна Макгрегора.

Балет «Эгопойнт» / хореогр. Наталья Сайдакова / Камерный балет «Москва» // фото: © Иван Асташонок

Центральное событие фестиваля – национальный конкурс современной хореографии – вызвало множество вопросов. Конечно, можно только порадоваться, что популярность contemporary dance в Беларуси растет и все больше хореографов высказывают интерес к этому направлению. В этом смысле нынешний конкурс был многолюдным и богатым на новые имена, как ни один из предыдущих. К участию было подано свыше 20 заявок, из них отобрано 13 коллективов, причем впервые за всю историю IFMC были охвачены все области Беларуси. Тем не менее национальная панорама постановок была далеко не полной. Большинство известных коллективов – имеющих собственный облик, солидный художественный опыт и продолжающих плодотворно работать в сфере современного танца, – ни в конкурсной, ни в гостевой программе представлены не были. Понятно, что многие из тех, кто уже неоднократно участвовал в фестивале и становился его лауреатом, на конкурс не стремятся. Желание же организаторов в гостевых концертах показать прежде всего иностранные коллективы полностью оправданно, поскольку позволяет продемонстрировать многообразие танцевальных школ и направлений, иной способ художественного мышления.

Вместе с тем лучшее из того, что происходит сегодня в отечественном contemporary dance, за редким исключением остается за рамками IFMC. Так может, стоит в концертную программу фестиваля включить и национальный блок, в котором бы были представлены лучшие работы известных коллективов?

Тем более когда речь идет о национальном конкурсе. Уверена, что работ хватило бы не на одно отделение! К примеру, в Витебске до сих пор не видели прекрасную миниатюру Дмитрия Куракулова «Этот хрупкий, вечный рай», которая была представлена и высоко оценена на Международном конкурсе артистов балета в Джексоне (США). Премьера спектакля «Bred насущный» – болезненно-актуального по тематике, оригинального по постановочным приемам – состоялась в танцтеатре D.O.Z.SK.I. Дмитрия Залесского. Новый в контексте собственного творчества и белорусского contemporary dance взгляд на тело и его выразительные возможности представила Ольга Лабовкина в своих последних перформансах.

Константин Кузнецов и Екатерина Олейник в хореографической миниатюре «Этот хрупкий, вечный рай» / хореогр. Дмитрий Куракулов

Что же касается конкурса, то показанные на нем работы в очередной раз подтвердили тенденцию, о которой приходилось писать неоднократно:

хорошую техническую форму демонстрировали почти все, а вот идей, осмысленности (не говорю уже про оригинальность) авторского высказывания ощутимо не хватало.

Причем на всех уровнях: и в сценическом оформлении, и в выборе темы, и в использовании музыки, и в лексическом решении, и даже в наличии поиска и экспериментального подхода к созданию произведения, чем многие конкурсанты себя не обременяли. Вместо философских обобщений, осмысления волнующих проблем – инфантилизм и банальность мысли, сведенной к мелодраматическим коллизиям и невнятной рефлексии «о своем». Вместо поиска новой хореографической лексики – «серийные танцы», стандартный набор движений, фланирующий из постановки в постановку. Вместо оригинальной музыки, которая бы развивала и обогащала замысел хореографа, создавала соответствующую атмосферу, – поп-хиты, сразу переводящие номер в эстрадно-попсовый формат. Так и хотелось спросить: и при чем тут современный танец?

Парадоксально, но подобные работы не только прошли предварительный отбор, но и получили награды, что может дезориентировать молодых постановщиков, направив в соответствующую сторону творческих поисков. Так, мыльнооперные страсти кипели в номере «Обыкновенная история» Татьяны Аксеновой (группа современной хореографии «Разные лица», Минск), отмеченной премией в номинации «хореографическая миниатюра». Бытовые разборки на грани с пошлостью представил Кирилл Балтруков в работе «Первая проба» (проект «синONиМЫ», Минск). Номер, не поддержанный жюри, тем не менее получил спецпремию Центра культуры «Витебск». Работы такого рода прекрасно бы вписались в шоу «Танцы со звездами», но не имели отношения ни к contemporary dance, ни к современному балету.

Хореографическая миниатюра «Найденные и потерянные» / хореогр. Сергей Микель / BGAM Company (Минск) // фото: © Игорь Гусаков

К счастью, были и исключения. Среди немногих – проект Сергея Микеля BGAM Company (Минск). Отмеченный Первой премией дуэт «Найденные и потерянные» привлекал оригинальностью танцевального рисунка, построенного на дискретности линий и скульптурной акцентуации поз, серьезностью образно-концептуального замысла и мистичностью атмосферы, создаваемой музыкой. Победу молодого хореографа можно назвать закономерной: он родом из Витебска, танцевал в студии Дианы Юрченко, а сейчас учится на балетмейстера в Академии музыки в классе Валентина Елизарьева и является артистом театра D.O.Z.SK.I. Концептуальная содержательность, отсылающая к тибетской «Книге мертвых», новизна лексических и композиционно-драматургических приемов выделяли одноактный балет «Бардо» Ольги Скворцовой (SKVO’s Dance Company, Минск), отмеченный спецпремией «За исполнительское мастерство». Недооцененным из-за погрешностей исполнения оказался спектакль «Пин-код» Дмитрия Куракулова (группа современной хореографии «Тад», Гродно), который содержал столько творческих находок, что их хватило бы с запасом на всех участников.

Танцспектакль «Бардо» / хореогр. Ольга Скворцова / SKVO’s Dance Company (Минск) // фото: © Игорь Гусаков

Нынешний IFMC выявил острую необходимость перемен на всех уровнях – от художественной политики до критериев отбора конкурсных работ. Поскольку то, что происходит на этом форуме в последние годы, все больше и больше напоминает… фестиваль эстрадного танца «Белая собака» – с чего начинал и что, казалось бы, давно перерос IFMC.

 

Мнения авторов не всегда совпадают с позицией редакции. Если вы заметили ошибки, пожалуйста, пишите нам.

 

фото на заставке: балет «Эгопойнт» / хореогр. Наталья Сайдакова / Камерный балет «Москва» // фото: © Игорь Гусаков

// сокращенный вариант текста опубликован в журнале «Мастацтва». — 2014. — № 2

 

 

_______
Читать по теме:
_______