Молодой художник Алексей Губарев рассматривает альбом «Мастацтва Беларусі» Белорусского союза художников.

Недавно мой хороший знакомый, скульптор Николай Белько, приготовил тарелку пельменей — белорусских, жирных, вкусных, обильно политых майонезом и кетчупом (а может, даже и сметаной, точно не вспомню). Должен сказать, остановиться было невозможно. Ел я и думал, вернее, подумал уже потом, намного позже, что эта тарелка пельменей похожа на одну книгу, которую я просматривал днем раньше. Это был альбом Белорусского союза художников, изданный в 2010 году московским издательством «Галарт» и представлявший собой обзор белорусского искусства: сборник репродукций работ ныне действующих живописцев, графиков и скульпторов.

В предисловии к изданию искусствовед Алеся Белевец затронула один из основных проблемных вопросов белорусского искусства: традиция — это благо, за счет которого сохраняется самобытность национального искусства, или это, наоборот, помеха на пути к новым достижениям в этой области? Там же определена и главная цель альбома: показать достижение Белорусского союза художников за последние годы, определить общую картину и тенденции белорусского искусства, ответить на вопрос, явились ли 2000-е годы новым этапом в его развитии. Тема, согласитесь, для беларуского критического арт-пространства важная и актуальная. Другое дело — насколько она соответствует содержанию альбома.

Первое, что поразило, — это количество имен белорусских художников: около пятисот (!). Это значит, есть на что смотреть и из чего выбирать. Да и вообще, все внутри замирало от предвкушения чего-то «вкусного». Так обычно бывает перед посещением давно ожидаемой выставки или перед прочтением книги с впечатляющей рецензией.

Хотя в данном случае я немного слукавил, потому что изначально понимал: альбом Белорусского союза художников редко может порадовать любителя «творческой кухни» чем-то действительно особенным. Поэтому надежда все-таки оставалась… пока я не увидел обложку альбома.

Итак, хорошая печать, качественная бумага, достойный формат, — на мой взгляд, это уже достижение, уже шаг вперед. Поэтому, разместив сей тяжеленный фолиант у себя на коленях, я всмотрелся в обложку. Поскольку сам изучаю книжное дело и иллюстрацию, меня всегда интересует внешний вид книги: как она начинает диалог с читателем, чем пытается привлечь его внимание, чтобы вызвать желание открыть первую страницу. Казалось бы, где как не в таком ответственном деле (ведь это ни много ни мало презентация целой страны, ее культурного сектора!) надо серьезно подойти к решению внешнего вида этой самой презентации.

Меня ждало разочарование. Обойдя стороной шрифтовое решение, сразу перейду к образности. Всю обложку занимала фотография неопределенной фактуры: серо-рыже-черно-белая бесформенная мазня. Можно согласиться, что такое решение вполне соответствует духу национального искусства и традициям школы. Однако это уже настолько однобоко и избито, что каких-то иных чувств, кроме усталого разочарования, возмущения и даже какой-то обиды, эта обложка у меня не вызвала. На вид ей легко можно было скинуть лет 20, и, увидев такую книгу в магазине, просто в голову не придет мысль о том, что издание свежее, буквально вышедшее из печати. С каким настроением после этого можно начинать листать альбом?

Откинув навязчивое чувство декаданса и пролистав несколько заглавных страниц, покрытых фотографиями «красивых» фактур, я перешел непосредственно к репродукциям художников (мол, бог с ней, обложкой, главное — работы, творчество и люди, наконец).

К сожалению, оказалось, что содержание книги полностью отвечает стилистическому решению дизайна ее обложки. Большинство работ представляет собой серую, иногда чуть цветастую, но чаще грязноватую мазню, набор эффектов и полуабстрактных пятен. Иногда из этих пятен начинает проглядываться очертание псевдоромантического образа белорусской Мадонны, которое, увы, своей пошлостью и многократным эксплуатированием уже вызывает чувство омерзения.

Поражает количество совершенно невзрачных, опять-таки псевдотрадиционных и банальных сюжетов из серии натюрмортов с сиренью, замков, каких-то непонятных рыцарей, деревенских пейзажей и батальных сцен Первой мировой. Все это местами недурно написано и вполне соответствует концепции почитания национальных традиций.

Сегодня это уже смотрится, как салонное искусство прошлого века. Я воспитывался на таких работах, будучи еще учеником лицея (а это было 15 лет назад). Неужели ничего не должно и не может меняться в такой динамически развивающийся сфере, как искусство, где постоянная борьба, поиск новых решений, путей и сюжетов является естественным процессом? Мадонны, сирень, традиции — это, может, и хорошо, но почему же приходится стоять на месте даже в выборе форм и художественных образов? Конечно, я не хочу сказать, что все в этом альбоме отдает «тухлятиной». Безусловно, есть и «свежие прожилки», но их, к сожалению, слишком мало.

В целом, если судить по этому альбому о белорусском искусстве, то становится ясно, что катастрофически не хватает глотка свежего воздуха. Вопрос, поставленный в предисловии критиком Алесей Белевец, о том, «явились ли 2000-е годы новым этапом в развитии белорусского искусства», так и остался вопросом.

Смущает также то, что в альбом не были включены представители современных жанров и видов искусства, таких как стрит-арт, инсталляция, видеоарт, фотография и пр. Правда, эти формы в принципе не были обозначены. Некоторые скажут, что белорусское искусство развивается в собственной системе координат, и будут правы. Однако при этом абсолютно очевидно, что эта система легко поддается расширению без всякого вреда уже существующей структуре, потому что в такой сфере, как искусство, вообще нельзя говорить о каких-то ограничениях.

Просмотрев альбом, человек может подумать, что искусство в Беларуси существует лишь в четырех формах: живопись, графика, скульптура и декоративно-прикладное искусство. Это абсолютная глупость или нежелание видеть очевидное. Многие белорусские художники уже давно ступили на тропу экспериментов и поисков, активно ищут себя в новых творческих проявлениях и пытаются идти в ногу со временем. Они не выходят за «рамки» системы координат белорусского искусства, а просто пытаются их раздвинуть. Эти художники нуждаются лишь в поддержке и помощи, но никак не в игнорировании со стороны общества и государства, а тем более Союза художников.

Традиция — это хорошо, но следует понимать, что она не существует сама по себе. Любая «вещь» прежде чем стать традицией должна пройти путь своего становления и непонимания, потому что человеку всегда требуется время для принятия чего-то нового. После этого наступает период признания, популярности «вещи». Только потом она становится традицией, если, конечно, время и общество не решат иначе. Приходит на ум одно прекрасное изречение французского философа Жана-Франсуа Лиотара: «Произведение искусства вначале приобретает статус постмодернистского и лишь после этого, возможно, станет модернистским».

Исключая новое, мы заведомо ограничиваем себя в развитии. Не стоит бояться формирования новых законов. Естественно, необязательно отбрасывать уже существующие, если они все еще актуальны. Общество должно развиваться всесторонне, а культурный сектор играет определяющую роль в этом развитии, поскольку является одним из основных оценочных критериев «здоровья» этого общества в мировом контексте.

Пока же после просмотра альбома белорусского современного искусства остается тяжелое чувство, как после тарелки с пельменями, о которых я упомянул в самом начале. Было сытно, красиво и местами даже вкусно, но в конце все равно осталось неприятное чувство чего-то слипнувшегося в желудке. Все-таки пельмени — это нездоровая пища, пусть и считается традиционно славянской. Уж лучше салат из свежих овощей или просто фрукты.

 

_______
Читать по теме:
_______