Стрит-арт-художники, граффити-райтеры и редактор журнала SIGNAL высказывают свою точку зрения на белорусский стрит-арт. А вообще, существует ли он у нас?

 

Марат, стрит-арт-художник:

marat

Стрит-арт, на мой взгяд, — понятие более широкое, чем граффити. Граффити — это закрытая субкультура. Артисты делают работы для других артистов. Я недавно задумался, имеет ли это вообще смысл? Лично для меня в граффити нет смысла, я больше этим не занимаюсь. Стрит-арт — это взаимодействие с прохожими, широкой публикой. Но отдачи меньше, и стрит-арт-художнику трудно услышать какое-то объективное мнение по поводу своих работ.

Сначала я занимался трафаретами, потом забросил. Решил, раз мне нечего сказать через них, лучше вовсе этого не делать. Потом делал маски из гипса в виде логотипа телекомпании ВИD. Все знают этот образ, и он вызывает эмоции. Как-то мне сказали, что искусство именно этим и должно заниматься — вызывать эмоции у людей.

Стрит-арт в Беларуси существует. Но он должен не просто существовать. Направление должно развиваться и жить. Недавно появилась Белорусская школа стрит-арта — это сообщество в интернете, которое объединило основных деятелей направления, многие познакомились лично благодаря этому проекту. Теперь есть место, где каждый может показывать свои работы. Не знаю, сколько человек в Беларуси занимается стрит-артом. Лично я видел около 10.

Чтобы хорошо делать стрит-арт, нужно вписывать его в городское пространство. Это своего рода концептуальная деятельность. Мне хочется совершать что-то более осмысленное. Я, как стрит-арт художник, хочу заставить людей задуматься о важных вещах. Надо дать им толчок к размышлению. Вот это я и буду пытаться делать.

Состояние белорусского стрит-арта в настоящее время можно охарактеризовать как затянувшееся начало.

 

 

Настя, редактор журнала SIGNAL, посвященного стрит-арту и современной уличной культуре:


Я, как не стрит-арт- и не граффити-художник, но как редактор журнала о стрит-арте, могу сказать, что это самовыражение белорусской молодежи посредством доступных им инструментов. Таких, как стенсилы, постеры, гипс и тому подобное. Это идейное направление, которое заключает в себе некую мысль и пытается что-то донести до людей. Если говорить про Артема (один из создателей журнала SIGNAL — Прим. авт.), то начинал он с граффити, а потом пришел к стрит-арту. У него очень много работ разной тематики из различных материалов: на остросоциальные темы и просто идейные.

Я считаю, что если общество не готово к восприятию стрит-арта, то его нужно к этому готовить. Пусть и мелкими шагами. Ведь даже когда бабульки видят детские площадки, разрисованные улитками, — это тоже стрит-арт. Или, например, когда серые здания трансформаторных будок украшены белорусским орнаментом. Аутентичность и народность люди приемлют. Они не готовы к чему-то радикальному, не готовы к тому стрит-арту, который сейчас можно наблюдать в Европе. Взять хотя бы ROA. Когда он изображает в своей технике больших зайцев или кроликов на полздания — зрители это ценят, все знают его творчество. Думаю, постепенно и у нас сформируется представление об этом явлении. И, может, через лет 40–50 в Беларуси тоже будут, как в Англии, вырезать работы, как вырезает Banksy. Кто знает…

Белорусский стрит-арт в настоящее время — это нечто нераспробованное и неизвестное. Это притягательная красота.


Артем, стрит-арт художник, один из создателей журнала SIGNAL:

artem

Стрит-арт вышел из граффити, когда начали появляться люди, которым есть что сказать. Которые хотели донести свои мысли и вступить в диалог с прохожими. Граффити — это подпись. Стрит-арт — это идея.

Я сам начинал с граффити и затем пришел к стрит-арту. Мне нравится общаться с теми людьми, которым тоже близко это явление. Многие из них представлены в первом номере журнала «SIGNAL». Стрит-арт в Беларуси только начинает развиваться. Журнал помог нам понять, что людей, занимающихся стрит-артом, на самом деле гораздо больше, чем кажется. Мы находим очень интересных представителей в самых маленьких городах нашей страны. И они делают интересные вещи. Я думаю, что в масштабе страны около 80 человек в той или иной форме занимаются стрит-артом.

В прошлом году мы ездили в Варшаву и делали большую стенку от стрит-арт сообщества Беларуси вместе с польскими художниками. И мы поняли, что наше искусство более актуально и самобытно.

Белорусский стрит-арт — это интеллигентность. Глупо говорить, что ты вандал, что ты пачкаешь стены. Стрит-арт — это уважение к стенам и к домам. Не разрушение, а украшение городского пространства.

 

Brows, граффити-райтер:


Прежде всего начать нужно с того, как мы будем рассматривать понятие «стрит-арт»: как составляющую часть граффити или же как отдельную от граффити культуру. Например, я к стрит-арту сейчас отношусь как к отдельному направлению. Но не стоит забывать, что первые стрит-арт работы делали именно граффитчики. Я обращаю на это внимание, потому что меня данное явление тоже когда-то затрагивало. Я пытался делать вещи, которые нельзя называть в полной мере классическими граффити: различные трафареты, некие тезисы в неожиданных местах, просто потеки краски.

В истории белорусского граффити было три всплеска. Первый — примерно 1998–2002 годы. В то время все активно рисовали, было очень много команд. Чем больше людей связано с граффити-культурой, тем больше становится тех, кто не хочет делать классические граффити, а желает выделиться из толпы, делать что-то, не загоняемое в эти рамки. Так и появились первые стрит-арт-работы.

Второй всплеск был в середине двухтысячных, когда начали активно проводить граффити-фестивали. Самый яркий пример стрит-арта в те времена, как понимаю его я, — это Леша Liquid. Он заливал белый или серебряный фон, клеил большой виниловый трафарет и заливал черным. Зачастую Liquid изображал мужские лица с тезисами на английском языке. Это первое яркое стрит-арт явление у нас в Беларуси. Он делал их в значимых местах — в подземных переходах в центре города. Работы были очень большие, и все обращали на них внимание. Зачастую теги и куски вокруг его рисунков в тех же переходах закрашивали, а работы Ликвида висели. Даже коммунальные службы подходили к этому так, что это, наверное, не испортили, наверное, так и надо.

Также в то время можно выделить хардкор-тусовку. Минские хардкорщики тогда вырезали очень много трафаретов, антифашистских и антиглобалистских. Это другая субкультура, которая использовала схожие методы. С натяжкой это тоже можно назвать стрит-артом. Сейчас идет некий третий всплеск, сегодня интерес выше именно к стрит-арту, а не к граффити.

На протяжении последних двух-трех лет работает несколько интересных людей, которые относят себя к стрит-арт художникам. Яркий пример — Андрей Бусел. Раньше он использовал для своих работ баллончики, потом перешел на наклейки. Его работы в моем понимании — классический стрит-арт. Есть человек, который клеил маски ВИD (Марат. — Прим. авт.). Я с ним лично не знаком. Это стрит-арт, пусть и не явно выраженный. Затем человек, который клеил трафареты белорусских писателей и общественных деятелей (Dream. — Прим. авт.). Это было круто, потому что в работах заложена идея. И висели они на улицах, а не в «заброшках». И это видели обычные прохожие.

Когда мы начинали заниматься граффити, были только журналы. Сейчас же новые люди в культуре граффити и стрит-арте появляются в большинстве своем благодаря интернету. Я допускаю, что в Беларуси в разных городах есть те, кто пытается развиваться в этом направлении. Однако не ощущается, что в сообществе стрит-арт художников страны имеется «коннект» (если предположить, что оно все-таки существует). Это и есть главная проблема.

Белорусский стрит-арт на данном этапе — это зарождающаяся субкультура, которой необходимо серьезно постараться, чтобы зарекомендовать себя.

Odes, граффити-райтер:


Во-первых, я считаю, что стрит-арт и граффити никак не связаны. Те, кто думает, что стрит-арт — это продолжение граффити и уход куда-то выше, ошибаются. Стрит-арт — это уход в сторону, но не выше. Я полагаю очевидным, что в Беларуси стрит-арта нет. Посмотрите на улицы — и поймете, что он действительно отсутствует. Возможно, есть отдельные энтузиасты, которые этим занимаются, однако не на том уровне, на котором это должно быть. Впрочем, с граффити ситуация аналогичная. Стрит-арт у нас такой же беспомощный, как и вся культура в целом. Тут нет ничего удивительного: посмотрите на белорусский кинематограф, к примеру. Это характеризует нашу культуру не с самой лучшей стороны. Когда художники рисуют на заброшенных заводах и больницах черно-белые трафареты или клеят наклейки — это не есть стрит-арт. Стрит-арт должен быть на улицах города.

Я не отношусь негативно к этому течению. Наоборот, мне бы хотелось, чтобы оно развивалось, хотелось бы идти по улице и видеть эти работы. Иногда я натыкаюсь на что-то интересное, но это случаи исключительные, единичные.

Обратите внимание, чаще всего стрит-арт художники выбирают себе концепцию довольно убого. Социальные проблемы, ядерное оружие, система, с которой мы должны бороться, антиглобализм, Greenpeace, анархия… Ну, как у Banksy: цветочки, девочки, бомбы, пушки. Я сомневаюсь, что такие темы в реальности много кого волнуют. Вряд ли какой-то прохожий, посмотрев, задумается про ядерную войну. Сложнее придумать что-то остроумное, ироничное, запоминающееся.

Например, мне нравится то, что делает Хуткасмачна (Андрей Бусел. — Прим. авт.). Эти работы выглядят привлекательно, но выполнены в большинстве своем на «заброшках», и чтобы публика их увидела, приходится делать фотовыставку. Выставка стрит-арта или журнал о стрит-арте — оксюмороны. Стрит-арт должен быть только на улицах, здесь и сейчас, прохожий должен видеть это вживую. То, что стрит-арт в Беларуси можно наблюдать только на фотографиях, означает лишь, что он не живет. И его вообще нет.

 

Денис Аверьянов, граффити-художник:

dzenik

Граффити — это популяризация своего собственного никнейма в любых проявлениях: начиная от теггинга и заканчивая серьезными граффити на стенах. Важными факторами являются скорость, стиль и красота исполнения. На этом все заканчивается.

Понятие «стрит-арт» несколько шире в данном случае. У человека возникает потребность или непреодолимое желание выразить свои мысли путем создания рисунка на поверхности. Ему становится недостаточно листка бумаги, блокнота или альбома. Он понимает, что единственный способ реализации его мыслей — это большая поверхность, стена. Несомненно, художник чаще всего думает о том, что место, на котором должен появиться рисунок, не может быть случайным. Если некая тема засела в тебе и гложет, и единственный выход видится в создании подобного рода инсталляций, то иди и делай. Какими средствами ты добиваешься этого — другой вопрос. Форма реализации, на мой взгляд, особого значения не имеет. Главный элемент — это идея.

Так как стрит-арт приравнивают к нелегальному искусству, этот способ нанесения рисунков очень популярен и востребован в среде андеграундных художников. Стрит-арт — это смысл, посыл, вызов общественности. Иначе все превращается просто в рисование картинок и комиксов.

Заявляя о чем-то обществу, ты рискуешь быть и понятым, и непонятым одновременно. Если ты настойчив, то донесешь свой посыл. В граффити этого не нужно делать. Чаще всего послания граффити относятся к самим граффити-художникам. То, что граффити являются частью общественной жизни, — это побочный эффект. Зрители бывают не совсем адекватные — это тоже побочный эффект. Когда ты выходишь на уровень искусства и заявляешь что-то обществу — в таком случае ошибаться очень болезненно.

Есть ли в Беларуси стрит-арт? Нет. Я его не вижу на улицах. Я не вижу в нашем городе произведений стрит-арт искусства, которые могли бы на что-то претендовать. Только странные наборы символов и посланий, которые никому толком ни о чем не говорят. Стрит-арт — это общественное искусство. Нельзя найти какой-нибудь заброшенный сарай, нарисовать на нем трафарет и говорить, что это стрит-арт. Люди, которые так говорят, просто не владеют информацией либо не думают о том, что они делают. По моему мнению, движения стрит-арта как такового у нас нет (как это понимается в Европе, Америке или даже в России и Украине). Картины на стенах — это не стрит-арт.

Люди, которые думают о стрит-арте, у нас есть, средства для того, чтобы исполнять задумки, есть. Не хватает реальной мотивации и цели. Есть ощущение, что они могут что-то сделать и делают, но назвать это стрит-артом я не могу. Поэтому художником, который рисует стрит-арт, я себя не считаю, хотя мысли о создании арт-объектов меня, несомненно, посещают.

 

/ источник: kyky.org ©

_______
Читать по теме:
_______