25 ноября 2011 г. в Музее современного искусства Лейпцига стартовала вторая часть «Сценариев Европы» — международного арт-проекта, инициированного и реализуемого при поддержке института имени Гёте. В проекте участвуют художники и кураторы из 10 стран, в том числе из Беларуси. Рассказывает куратор Лена Пренц.



«Сценарии Европы» состоят из трех следующих друг за другом экспозиций, которые будут представлены в Музее современного искусства Лейпцига и охватят в целом более 40 художественных презентаций. На протяжении 2012 и 2013 гг. эти презентации будут показаны в городах-участниках проекта.

Вестибюль Музея современного искусства в Лейпциге / «Сценарии о Европе»

Города (Брюссель, Стамбул, Лодзь, Лондон, Минск, Новы Сад, Осло, Сан Себастьян/Доностию, Пекин /Шанхай/ Тайбэй) выбраны таким образом, что позволяют взглянуть на различные политические, экономические, социальные и культурные определения и концепции Европы. Китай и Тайвань занимают особое положение в проекте, поскольку позволяют взглянуть на отношения между «европейскими» и «неевропейскими» странами. Партнерами «Сценариев Европы» с белорусской стороны являются «Новая Эўропа» и Европейский гуманитарный университет, лейпцигскую часть проекта курирует искусствовед Лена Пренц, которая отвечает на вопросы «НЭ»:

 

Почему всё же именно эти города выбраны в качестве участников проекта?

У каждого города своя нелинейная, противоречивая история взаимоотношений с идеей Европы и Европейского Союза. Объединенный Берлин стал символом окончания холодной войны и формирования новой Европы. В Брюсселе, столице Евросоюза, сконцентрированы все важнейшие политические и управленческие институты ЕС, располагается штаб-квартира НАТО. Брюссель считается центром европейской «политики идентичности», однако в самом городе и Бельгии в целом не редки столкновения между двумя главными группами населения страны: валлонами и фламандцами. Стамбул — единственный город мира, расположенный на двух континентах, — часто приводят в пример в качестве моста между Европой и Азией. Однако есть множество сторонников и противников вхождения Турции в состав ЕС как в самой стране, так и среди государств ЕС. А вот Норвегия, входящая в пятерку самых богатых стран мира, сама не желает вступать в ЕС (по итогам референдумов 1972 и 1994 годов). В 2009-м Осло был признан самым быстрорастущим городом Европы. И так далее. Однако отбор городов произошел не только с точки зрения их особенностей в контексте размышлений о Европе. Наличие в них институциональных структур, которые в своей деятельности исследуют идею Европы, и партнеров, которым интересны междисциплинарные подходы в сфере искусства, было не менее важным.

 

Какие художники приняли участие в первых двух частях «Сценариев Европы», и что можно сказать о получившихся экспозициях? Какие темы, проблемы и вопросы затрагивают выставленные работы?

«Сценарии Европы» сложно назвать классической выставкой. Техника сценариев нам известна прежде всего как метод стратегического планирования в политике и экономике. Это анализ возможного развития в будущем, попытка фиксации последующих шагов. В данном случае метод сценариев перенесен в сферу искусства. Музей современного искусства в Лейпциге предоставил свои площади под проигрывание, апробацию различных сюжетов, моделей, набросков «сценариев Европы», прежде чем они будут реализованы в городах-партнерах проекта в 2012 и 2013 годах. Некоторые художественные работы-инсталляции уже сами по себе сценарии. В них художник ведет за собой своего зрителя, предлагая ему повод для размышлений и дискуссий, как, например, Марина Напрушкина в инсталляции «Богатство для всех» и Александр Комаров с работой «Language Lessons». Некоторые кураторы представляют фрагмент своих долгосрочных проектов, как, например, Тоне Ханзен (Tone Hansen), директор Henie Onstad Kunstsenter в Осло, которая инициировала у себя в центре исследование дисциплинирующих и нормирующих структур школьной системы. Как сказала Эзра Саригедик Октем (Esra Sarigedik Öktem) из Стамбула, сценарий — это и определенный кураторский риск, возможность апробации презентаций на грани эксперимента, на который в обычной галерейной или музейной практике не хватает ни времени, ни возможностей. На открытие второго выпуска «Сценариев» Эзра пригласила японскую художницу, живущую в Берлине, Асако Ивама (Asako Iwama), которая помимо другой части своего проекта «Food Memory» вместе с художниками и кураторами готовила ужин: как жест, символ участия в совместном процессе.

Марина Напрушкина / "Богатство для всех" / видео, инсталляция / 2011.

Выставочный павильон Музея современного искусства в Лейпциге (GfZK-2) был построен в 2004 году и является продуктом совместного — архитекторов и сотрудников музея — анализа новой музейной архитектуры и практик презентаций современного искусства. Строгой решетки и четкого, неподвижного разделения на отдельные «залы» в нем нет. Открытость архитектуры здания способствует возникновению неожиданных связей и коннотаций между отдельными работами. Так, критический регионализм баскского художника Хабьера Салаберриа (Xabier Salaberria), представленная им тема национальной идентичности, репрезентируемой в архитектуре, пересеклась в сопоставлении с инсталляцией Марины Напрушкиной. От эффектов синергии выигрывает зритель, для которого какие-то концепции и понятия перестают быть абстрактными величинами.

Эзра Саригедик Октем / «Жилая комната», инсталляция с различными медиа, кулисами жилой комнаты и работой Йоанны Райковской / Yusuf Aga Library / 2010

Темы сценариев, если схематично сузить их до ключевых слов, — это спорность этнических критериев в определении Европы, а также идентичность, свобода и формы человеческого существования, влияние Америки на формирование европейской культуры и политическая амбивалентность, благосостояние и бюрократия. Каждая серия «Сценариев Европы» длится 6 недель.

 

Насколько мир сейчас является «глобальным»? Видно ли это в проектах, которые представлены? Можно ли говорить о том, что «национального» искусства больше нет? Как выражено «локальное»/«европейское» сегодня?

Глобальный мир я бы не стала брать в кавычки, это сегодня уже факт и процесс, который начался с падением Берлинской стены и завершением политики железного занавеса в 1989–1991 годах. Включенность какой-либо страны в глобальную арт-систему определяется, по мнению швейцарского историка искусств Беат Вис (Beat Wyss), четырьмя факторами: гуманистической концепцией самоопределяемой личности, общественным признанием работ художника, экономической практикой открытого рынка и свободой мнений. В представленных в «Сценариях Европы» проектах есть, однако, и определенный универсализм, если говорить о средствах и художественных практиках, о том, как художники работают с пространством. Однако отправная точка содержания их работ, как правило, носит локальный и региональный характер.

Современное искусство (contemporary art) не годится, на мой взгляд, для конструирования «национального». Для этого оно слишком комплексное, многоплановое и непростое. Это не спорт, не великие люди и события прошлого, понятные и доступные всем. Однако путем политики финансирования художников или самопрезентации (на Венецианской биеннале, например) национальные государства всё же проводят свой отбор и задают свои каноны. И всё же я сомневаюсь, что эта селекция дает определение «современному национальному искусству».

"Сценарии о Европе"

Насколько на современный арт-процесс влияют технологии, например, Интернет, присутствует ли такая «технологичность» в белорусских проектах?

Интернет, безусловно, изменил все наши привычки, формы работы и способы коммуникации. Однако использование новых технологий я бы не стала делать неизменным отличительным показателем современного искусства. Идея и ее реализация, пространственная и эстетическая, по-прежнему стоят во главе угла.

 

Кто принимает участие в белорусской части, и что в ней представлено?

Участники двух первых «Сценариев», Марина Напрушкина и Александр Комаров, уже были упомянуты. Дизайнера Юру Шуста, участника третьего, заключительного сценария, я попросила графически визуализировать белорусские представления о европейскости — как она воспринимается в повседневности и как ее видит интеллектуальная элита и исследователи. Книга «Пути европеизации Беларуси: между политикой и конструированием идентичности» дает прекрасный обзор и тех, и других. Представление и обсуждение предложенных в ней концепций также запланирована на третий «Сценарий» в Лейпциге.

 

Что и когда приедет в Минск?

Все художники «Сценариев Европы» известны на глобальной арт-сцене, кто-то больше, кто-то чуть меньше. В ближайшем от Беларуси зарубежье уже можно было познакомиться с творчеством и художественными стратегиями тех или других: Кун Ванмехелен (Koen Vanmechelen) был представлен на Бьеннале в Москве, у Голдин и Сеннебай (Goldin & Senneby) прошла персональная выставка в вильнюсском Центре современного искусства (ШМЦ). То есть даже те белорусские зрители, для которых идея Европы не является первоначальной мотивацией интереса, с удовольствием бы, как мне кажется, открыли у себя на родине эти разнообразные практики современного искусства. Но, может быть, куда важнее знакомства с этими авторами и их арт-стратегиями вовлечение приглашенных работ художников в белорусский арт-контекст, их совместная презентация с белорусскими артефактами — или тоже сценариями — на месте, в Минске. Поэтому то, что приедет в июле 2012 года в Минск, зависит от того, какие институции культуры и искусства готовы открыть свои двери для каких-то частей проекта.

Например, Александру Комарову было бы интересно представить свое видео о языке в кинозале, пригласить на презентацию и последующую дискуссию всех тех людей из сферы культуры и искусства, у которых он брал интервью в процессе работы над фильмом. Галерея «Ў» (которой спасибо за энтузиастическую поддержку проекта с самого начала) могла бы стать базовой площадкой, а от нее протянулись бы ниточки к другим местам и форматам — показу видеопрограммы, дискуссиям, лекциям и встречам с художниками. В Центре изучения современного искусства при ЕГУ мы также думаем о своем формате. Такая децентрализация, на мой взгляд, больше соответствует идее проекта, чем организация показательного шоу. Как и создание кураторской группы, которая бы совместно занялась развитием концепции и ее реализацией.

Открытие в Минске художественного проекта о Европе с позиций современного искусства запланировано на июль, после его презентации в Лондоне. Хочется рассматривать это интервью как приглашение к сотрудничеству кураторов, молодых и уже солидных, руководителей различных выставочных и дискурсивных площадок, которым было бы интересно принять участие в организации «европейского лета» в Минске.

 

Насколько осмысление и представление образов Европы в Беларуси совпадает с их трактовкой и восприятием в других частях континента?

Это мы узнаем в середине 2012 года, когда проект о Европе пройдет в Минске и других городах.

 

Агульная канцэпцыя праекта «Сцэнарыі Еўропы»

1. Што такое Еўропа?

У рымскай антычнасцi пад Еўропай мелi на ўвазе тэрыторыю на захадзе ад Эгея.
У сярэднявеччы i новыя часы Еўропа расцягнулася на поўнач i да Балтыйскага мора. У XVII i XVIII стагоддзях межы перамясцiлася спачатку да лiнii Чорнае мора–Днепр–Ладажскае возера, потым да лiнii Дон–Волга–Кама i, нарэшце, ажно да Урала.
Еўропа атаясамліваецца з хрысцiянскай спадчынай. Што тады з мусульманскiмi i габрэйскiмi ўплывамi?
Еўропа лiчыцца калыскай Асветы, месцам нараджэння iндывiдуума, якi кiруецца суверэнным розумам. Як спалучаецца з гэтым меркаваннем варварскi прыгнёт меншасцяў цi iншых людзей, якiя не падстройваюцца пад гамагенныя этнiчныя канцэпты?
Еўропа дапамагла ўзяць верх капiталiзму, рыначнай эканомiцы i публiчнай дабрачыннасцi. Якую ролю грае камунiзм?
Цi ёсць Звяз еўрапейскiх футбольных аб’яднанняў (UEFA) сапраўды наскрозь еўрапейскай iнстытуцыяй? У яе ўваходзяць 49 краiнаў, сярод iх Расея, Азербайджан, Казахстан ды Iзраiль.
Якую ролю для разумення Еўропы грае конкурс песнi «Еўрабачанне»? Гэтая імпрэза была вызваная да жыцця Еўрапейскім звязам тэле- і радыёвяшчання. «Еўрабачанне» ўключае ў сябе 47 дзяржаў, сярод iх Турцыя, Расея, Iзраiль (з 1973 года) i Марока (з 1980 года).
Цi можна прыраўняць Еўропу да Еўрапейскага Звязу? Заможныя дзяржавы Швейцарыя i Нарвегiя не хочуць уваходзiць у ЕЗ.
Еўразвяз — эканамiчная i палiтычная унiя 27 дзяржаваў. Ён быў заснаваны на фундаменце Еўрапейскай Супольнасцi (цi Супольнасцi рынкаў, як гэта гучыць на англійскай мове).
Цi павiнна Турцыя зрабіцца часткай Еўрапейскага Звязу? Цi ёсць яна часткай Еўропы?
——————

2. Наскрозь еўрапейскi?

Памiж 1961 i 1973 гадамi з Турцыi ў Заходнюю Еўропу з’eхала каля мiльёна працаўнікоў. У 1973 годзе праграму гастарбайтараў адмянiлi. З-за крызiсу нафты i рэцэсii ў большасцi заходнееўрапейскiх краiн былi ўведзеныя жорсткiя правiлы ўезду i працы. У Нямеччыне былыя турэцкiя гастарбайтары ды iх родныя складаюць на сённяшнi дзень самую большую этнiчную меншасць. Сярод 2 мiльёнаў туркаў — 30 тысяч прадпрымальнiкаў. Яны стварылi каля 100 тысяч рабочых месцаў.
У Францыi большасць мiгрантаў паходзяць з Алжыра, Марока i Тунiса. Падлiчаныя разам, яны складаюць самую вялiкую этнiчную меншасць краiны. З 1990-х гадоў краiны ЕЗ штогод папаўняюцца тысячамi нелегалаў, пераважна маладымi мужчынамi з Афганiстана, Iрана, Iрака i Лiвана. Яны спадзяюцца знайсцi працу. У Вялiкай Брытанii амаль уся сiстэма аховы здароўя, грамадскага харчавання i гатэльнага бiзнесу трымаецца на мiгрантах. У шматлiкiх англiйскiх гарадах побач з хрысціянскімі бажніцамі стаяць сiнагогi, мячэцi, iндыйскiя i будыйскiя святыні.
Iндыйскiя, кiтайскiя, мексiканскiя, тайландскiя, японскiя i турэцкiя рэстараны ёсць у шматлікіх гарадах i вёсках Еўрапейскага Звязу i карыстаюцца вялiкай папулярнасцю. Экзатычныя фрукты, гароднiна, зелянiна i прыправы з усяго свету сёння знойдзеш у любой краме. Калiпса, рэгi, клезмер, бангра ёсць неад’емным складнікам музычнай культуры.
Нацыянальныя iдэнтычнасці болей немагчыма прэзентаваць як маналiтнае адзiнства, «дэ-тэрытарыальныя» асобы трапляюць на капiтал, iмiджы i тавары, якія цыркулююць глабальна; даступныя ва ўсiм свеце сродкi масавай iнфармацыi i камунiкацыi маюць уплыў на ўяўленнi i канцэпцыi iдэнтычнасцi. Безлiч магчымасцяў руху ды iдэнтыфiкацый перамяшчаюць асобы i згуртаваннi ў новыя прасторавыя i часавыя адносiны.
Дарэчы, Швейцарыя трымае самы высокi паказнік паводле колькасці iмiгрантаў у Еўропе. Гаворка iдзе пра 23% ад усяго насельнiцтва.

3. Для чаго рабiць мастацкi праект пра Еўропу?
Мастацтва можа….

… натхнiць уяўленнi i мысленне ў альтэрнатывах.
…стымуляваць крытычную рэфлексiю наконт Еўропы.
…крытыкаваць iерархii ды асіметрыi.
…нарадзiць сумневы наконт «прыроднай» дадзенасцi тэрыторый.
…прапанаваць новыя суадносiны ўнутры Еўропы, а таксама памiж еўрапейцамi i «не-еўрапейцамi».
…развiць новыя мадэлi супрацоўнiцтва.
…кiнуць выклік палiтычным i эканамiчным суадносiнам сiлы.
…даследаваць палiтычныя i эканамiчныя долi культуры i мастацтва, таксама ў рамках праекта пра Еўропу.

Мастацтва не можа….

…падмянiць палiтыку.
…замянiць сацыяльную працу.
…дайсцi да ўсiх людзей, якiх яно б хацела закрануць.
…фундаментальна змянiць палiтычныя i эканамiчныя суадносiны сiлы.
..заўсёды быць зручным.

4. Хто робiць такi праект?

Запрошаныя партнёры ўжо звярталiся ў папярэднiх праектах, тэкстах i выставах да пытанняў, якiя ёсць iстотнымi для развiцця i правядзення такога праекта. Iх цiкавяць новыя мадэлi супрацоўнiцтва; iх спосаб працы — міждысцыплiнарны. У iх ёсць права выбару, каго запрашаць для далейшага супрацоўнiцтва.

Пераклад з нямецкай Лены Прэнц

/ источник: www.n-europe.eu

. Рассказывает куратор Лена Пренц.

_______
Читать по теме:
_______