29 февраля состоится открытие итоговой выставки — очередного этапа в исследовательском проекте о минском современном искусстве «Радиус нуля. Онтология арт-нулевых (2000–2010)». О том, как шла подготовка к выставке и кто попал в число лучших художников десятилетия, Art Aktivist узнал у кураторов экспозиции.


Расскажите про подготовительный этап проекта «Нулевых». Какая работа была проведена в течение года?

Руслан Вашкевич: Идея организовать такого рода мероприятие пришла в голову давно. Она, по сути, банальна и уже отработана во многих странах: России, Прибалтике, Украине. Однажды я увидел публикацию в журнале «Мастацтва», в которой был представлен анализ белорусской арт-среды за последние 10 лет. Автор статьи, опираясь на свой опыт, сделал очень вольный, на мой взгляд, анализ десятилетия и упомянул художников, которые заинтересовали непосредственно его самого. Это событие стало своеобразной отправной точкой к «Радиусу нуля». У нас возникла мысль организовать аналитическое исследование такого рода в более объективном ключе. Мы объединились кураторской группой, в которую вошли, помимо меня, Оксана Жгировская и Ольга Шпарага. Нам понадобилась помощь в организации этого мероприятия, поэтому на базе галереи современного искусства «Ў» было проведено несколько круглых столов, в которых принимали участие специалисты в области современного искусства. В результате мы набросали план проекта, куда входила аналитическая, исследовательская и выставочная части.

Оксана Жгировская: Важную роль сыграли эксперты и критики, которые занимались отбором участников для итоговой экспозиции. Экспертная комиссия выбрала наиболее значимых художников последнего десятилетия. Критики и аналитики определили для себя сегмент арт-поля, на основе которого был проведен анализ. Таким образом, мы имеем следующие результаты: первый из них — это итоговая экспозиция, которая откроется 29 февраля в цехе завода «Горизонт», второй — книга-каталог. Я соглашусь с Русланом в том, что сама идея существовала уже давно, нужно было всего лишь приступить к ее реализации. Начали появляться единичные аналитические материалы в разных изданиях. Это говорит о том, что наша арт-среда была готова к такому проекту, более того — в нем заинтересованы не только мы, но и сами участники. Поэтому, я считаю, необходимо развиваться в этом направлении.

Ольга Шпарага: Я была приглашена в этот проект как исследователь, как та, кто занимается современной белорусской проблематикой, и в частности современным белорусским искусством. Сначала мы решили, что определять «арт-нулевые» будут эксперты, затем разработали анкету, начали работать с критиками и художниками. Проект проходил экспертизу Исследовательского центра современного искусства при ЕГУ. Однако нужно понимать: все это эксперимент и только один из возможных подходов к анализу белорусской арт-среды. И что такого рода эксперименты — важнейший элемент самого современного искусства, поэтому его задача, помимо производства нового знания, еще и стимулирование новых форм арт-деятельности в Беларуси.

 

Почему именно завод стал площадкой для экспозиции?

О. Ж.: Это захват и экспансия городских территорий, современная тенденция организовывать выставки не только в галереях и выставочных залах, но и в парках, за городом, на заводе — где угодно. Важно, чтобы искусство проходило сквозь тело города.

Р. В.: И потом, ни для кого не секрет, что наши официальные площадки имеют самоцензуру, благодаря чему себя дискредитируют в лице художественного сообщества. Поэтому не хотелось заниматься реанимацией этого умершего духа истории, а наоборот, начать эту историю строить заново. Сами художники, глядя на такой современный подход к организации выставки, вдохновляются, создавая при этом новые проекты.

Кто входил в состав экспертной комиссии и как проходил отбор участников?

О. Ж.: В начале проекта членов экспертной комиссии было задействовано немного больше. Мы хотели составить объективную картину арт-сферы, поэтому пригласили не только независимых экспертов и критиков, но и сотрудников госучреждений, таких как Национальный художественный музей, Музей современного изобразительного искусства. В какой-то момент государственные эксперты отказались принимать участие в проекте, поэтому в команде остались практически одни независимые эксперты (многие из них работают в государственных учреждениях, но выступают в нашем проекте как частные лица). В ходе организованных ранее обсуждений и круглых столов экспертами были составлены специальные анкеты, с помощью которых проходил отбор участников. Таким образом были выбраны  художники, чьи проекты сыграли в арт-среде Минска значимую роль.

Р. В.: В число участников попали те, кто не «спал» на протяжении десятилетия, а каким-то образом развивался, создавал новые проекты и принимал участие в формировании художественного пространства города.

 

Почему было выбрано именно 15 художников?

О. Ж.: Эксперты могли выбирать до 3 человек в каждой номинации, всего таких номинаций было около шести. Людей, которые упоминались экспертной группой во время отбора, было гораздо больше. Полный список этих художников будет опубликован на стенде во время проведения экспозиции. В число участников попали именно те 15 человек, о которых эксперты говорили гораздо чаще. Например, если Сергей Шабохин упоминался всеми как «открытие десятилетия», то было очевидно, что он станет участником, точно так же под номинацией «мейнстрим» чаще всего фигурировали фамилии Цеслер и Вашкевич…

 

То есть результаты анкетирования будут опубликованы и мы сможем увидеть их во время экспозиции?

О. Ж.: Мы опубликуем саму анкету и вопросы, на которые отвечала экспертная группа. Также там будет информация о том, кто входил в состав экспертной комиссии.

Подготовка к выставке «Радиус нуля. Онтология арт-нулевых (2000-2010)» / фото Даша Бубен

Не возникало ли проблем при выборе художников во время анкетирования?

О. Ж.: При отборе претендентов мы столкнулись с небольшими трудностями: эксперты выходили за рамки ограничений и упоминали всего одного человека, либо не упоминали никого вообще. У экспертной группы была возможность аргументировать свой выбор. Многие это сделали, поэтому во время выставки на стендах можно будет прочесть их цитаты, которые мы тоже опубликуем.

 

В результате среди участников оказалось всего две художницы. Возможно, в список вопросов не включили тот, который бы позволил экспертам выбрать большее количество участниц?

Р. В.: Дело в том, что в ходе проекта гендерная тема не прозвучала ни на одном обсуждении. Она не проговаривалась как серьезная, важная номинация.

О. Ж.: К тому же это не гендерный анализ, а исследование арт-среды. Понятие «художник» общее, им может быть как мужчина, так и женщина. Выбранное количество участников и участниц — это объективное мнение нашей экспертной комиссии.

 

Тем не менее планируется организовать встречи, на которых будет подниматься гендерный вопрос…

О. Ж.: Да, на 8 марта запланировано мероприятие, посвященное гендерным проблемам. Присутствующим будет дана возможность подискутировать на эту тему. Я вижу такое положение вещей совершенно объективной реальностью: мужчин-художников у нас больше. Они активней проявляют себя в арт-среде.

 

Мне кажется, что среди художниц тоже есть те, в ком «достаточно энергии и активности», но они не входят при этом в число участников проекта. Например, Зоя Луцевич, Антонина Слободчикова, Ольга Сазыкина, Тамара Соколова…

О. Ж.: Зоя Луцевич и другие упоминались экспертами во время отбора художников, поэтому они есть в списке, который будет опубликован на выставке. Что касается остальных: мы не могли включить людей, которые фигурировали в анкетах меньше, чем другие претенденты, поэтому если Марина Напрушкина упоминалась чаще, чем Зоя Луцевич, она и попала в число участников.

О. Ш.: Мне видится вся эта ситуация несколько иначе, поскольку любое современное исследование арт- или какой-то другой среды немыслимо сегодня без гендерной перспективы. Исключая ее, мы просто лишаем себя «установки современности» (Фуко), предполагающей, что никто не является «просто художником» или «просто философом» — но всегда еще и женщиной или мужчиной, молодым или старым, французом или белорусом и т.д. На мой взгляд, нами было сделано упущение на уровне составления анкеты: учитывая, как консервативна белорусская арт-среда, мы должны были предусмотреть, что без напоминания, что художником в Беларуси может быть и является не только мужчина, эксперты не вспомнят о женщинах. Так и случилось. Эту ситуацию мы отдельно обсудим на выставке во время одного из круглых столов, и она будет отражена в нашем книге-каталоге. Для будущих же исследований нужно понимать: любое исследование, в особенности социологическое, не столько отражает, сколько конструирует реальность, поэтому очень важно максимально представлять тот контекст, в котором мы работаем, и стараться избегать его новой стереотипизации. Для меня — как, надеюсь, и для всех остальных — это очень важный урок на будущее. И один из важнейших итогов проекта.

Подготовка к выставке «Радиус нуля. Онтология арт-нулевых (2000-2010)» / фото Даша Бубен

Любопытно, что Алексей Федоров, например, был достаточно активен на протяжении длительного времени, но среди участников его тоже нет. Возможно, эксперты забыли про него? Был ли предложен список имен, на который они опирались в ходе выбора?

О. Ж.: Если бы мы подготовили для экспертной комиссии такого рода список, в наш адрес поступили бы упреки: почему мы даем уже готовые имена и фамилии художников, из которых нужно выбирать? Эксперты в области искусства обычно компетентны в вопросах арт-сферы, они ориентируются в ней, знают людей, которые активны в художественной деятельности.

Р. В.: Нужно заметить, что были среди участников экспертной комиссии те, кто не в курсе, какие художники фигурировали в художественной среде в течение 10-ти лет. Они очень обтекаемо отвечали на поставленные вопросы и не упомянули в результате ни одной фамилии.

 

Вы выбрали 15 художников. Было ли какое-то общее обсуждение этого списка, все ли согласны с результатами? Ответственность за выбор в итоге ложится на экспертов? Может, кто-то поменял свое решение?

Р. В.: Проект длился не один месяц, точно так же, как анкеты заполнялись почти полгода, я думаю, что все-таки люди более осознанно подошли к этому вопросу. Возможно, эта объективность условная, и будь там еще 10 экспертов из официальных институций, в списке, разумеется, присутствовали бы и другие фамилии…

О. Ш.: «Победителями» стали те из упомянутых художников, кто просто наиболее часто упоминался экспертами. К счастью, таковые были. Ответственность за выбор, на мой взгляд, лежит и на экспертах, и на нас, кураторах. Но повторюсь еще раз: в Беларуси нужно много разных исследований-проектов с разными подходами, именно тогда у нас получится объемная картина. Объемная, но не претендующая на истину в последней инстанции, поскольку таковая в социальном пространстве вообще невозможна. То, к чему нужно стремиться, — это открытый процесс согласования позиций и ценностей, в котором разные участники вели бы себя на равных и приводили веские аргументы, а не просто ссылались на свои позиции или авторитет.

 

Выставка еще не состоялась, а уже слышны упреки в том, что среди «лучших» фигурируют одни и те же художники…

О. Ж.: Это же логично: если речь идет о людях, влияющих на нашу художественную сферу, то в поле зрения будут попадать именно активные и значимые художники. Мы же не исследуем среду, которая находится за рамками активности. У экспертов была возможность добавить свою номинацию (например, «самый пассивный художник»), возможно, тогда число участников возросло бы в разы.

О. Ш.: Что ж, для будущих проектов это опять же означает, что нужно добавлять новые вопросы, что организаторам нужно быть еще креативней, лучше провоцировать экспертов или идти еще какими-то путями… Например, делать полностью кураторский проект, отказавшись от экспертов.

Подготовка к выставке «Радиус нуля. Онтология арт-нулевых (2000-2010)» / фото Даша Бубен

Вам не кажется, что сама форма «хит-парада» лучших не совсем уместна для такого аналитического проекта? Возможно, было бы логичней представить какие-то тенденции, организовать большую групповую выставку, ведь пространство завода позволяет это сделать.

О. Ж.: Даже если бы мы представили проект в таком ключе, все равно в своей работе мы опирались бы на конкретных активных художников, формирующих белорусскую арт-среду.

 

Но, как я понимаю, выставка не самая главная часть этого проекта…

О. Ж.: Она одна из составляющих нашего исследования. Главная цель аналитического проекта — это сплочение кураторов, художников, критиков, опыт дискуссий, который полезен как для участников, так и для зрителей. Материалы, написанные критиками, которые исследовали определенный сегмент арт-поля, тоже играют важную роль в формировании художественного пространства. Их тексты будут опубликованы чуть позже в каталоге.

О. Ш.: Да, вот именно, что-то вроде «большой групповой выставки» будет на уровне текстов книги-каталога. Что касается экспозиции, то нам показалось, что лучше двигаться вглубь, а не вширь.

 

Хотелось бы узнать о каталоге подробней: что в него будет входить?

О. Ж.: В нем будут размещены тексты каждого из 13-ти критиков: анализы сегментов с культурологической точки зрения, социальной и гендерной. Критики исследовали белорусский арт-рынок, public art. В издании будут опубликованы материалы и фотографии с экспозиции, информация о самих художниках.

О. Ш.: Однако аналитическая часть все же самая важная. То, чего хотелось бы получить на выходе мне как научному редактору книги, — это срез арт-реальности «нулевых» по самым различным направлениям: разные практики, разные институты, разные позиции и голоса. Поэтому мне очень интересно заниматься ее составлением: работать с авторами, думать, что еще добавить в книгу, какой текст написать самой. По существу, современное искусство — это в значительной степени рефлексия по поводу процессов в разных социальных средах и сферах, поэтому очень важным будет то, насколько дотошно и креативно нам удастся задокументировать этот проект, превратив его тем самым в импульс для новых исследований и документаций. Меня эта задача воодушевляет.

В выставке принимают участие лучшие работы художников или новые, специально подготовленные для этого мероприятия?

Р. В.: Уникальность «Онтологии нулевых» в том, что такая необычная площадка, как цех завода «Горизонт», стала для художников мотиватором к созданию новых проектов. Они вдохновились таким современным для Беларуси способом организации, благодаря чему на выставке состоится много премьер.

 

Расскажите о семинарах, которые будут проходить в рамках выставки.

О. Ж.: В программе участвуют несколько критиков, которые презентуют свои исследования с последующими обсуждениями. Среди приглашенных участников мероприятия — Максим Жбанков. Он не смог принять участие в роли критика нашего проекта, но согласился провести дискуссию. На закрытии экспозиции выступит театр современной хореографии «D.O.Z.S.K.I». Они подготовили урбанистический проект, который дублирует тему нашего исследования городского пространства.

Р. В.: Проект достаточно гибкий, и вполне возможно, что в ходе выставки появятся какие-то изменения. Это будет живая площадка.

Подготовка к выставке «Радиус нуля. Онтология арт-нулевых (2000-2010)» / фото Даша Бубен

И последний вопрос: почему зрителю необходимо попасть на эту выставку?

О. Ж.: Тема экспозиции — городское пространство. Художники рассуждают на тему города как персональной и публичной сферы, поэтому минчанам будет интересно услышать их мнение по поводу пространства, в котором они находятся. Современное искусство — это «транспортное средство» общественных и персональных идей, это инструмент, с помощью которого можно что-то узнать или услышать, вступить в диалог или дискуссию. Я думаю, что обмен мнениями, опытом и знаниями в этом случае будет полезен как для участников, так и для зрителей.

Р. В.: Необычное место (цех завода «Горизонт»), новые проекты современных художников, которые принимают участие в выставке — все это должно заинтересовать зрителя.

О. Ш.: Прийти на выставку, чтобы внести свой вклад в формирование белорусской арт-среды. Важно понимать, что современная арт-среда — это прежде всего коммуникативная площадка, в которой совместными усилиями и с опорой на аргументы выносятся решения о том, что такое современное искусство, современный город, современный ты сам. Прийти, чтобы стать современным и помочь с этим другим, в том числе непосредственно организаторам и участникам проекта.

// выставка откроется в цехе завода «Горизонт» (ул. Куйбышева, 22) 29 февраля в 17:00 и продлится до 10 марта.

Спонсоры и информационные партнеры выставки: «5 элемент», сеть ювелирных магазинов «Мономах», компания «Зубр Капитал», завод «Горизонт», галерея современного искусства «Ў», Центр исследований современного искусства ЕГУ, портал «Новая Эўропа», портал о современном белорусском искусстве ART AKTIVIST.

// фото сделаны при подготовке экспозиции на заводе «Горизонт»

_______
Читать по теме:
_______