В столичном Дворце искусств открылся проект Ирины Герасимович и Зои Луцевич «Ченто. Дефрагментация», обозначенный заместителем председателя Белорусского союза художников Сергеем Тимоховым как «логичный и закономерный эксперимент». Изображения Пикассо и Дали на афише настраивали на что-то интересное, серьезное и вдумчивое.

Светлана Коткова / "Светлое утро"

Однако выставка, о которой только позитивно отзывались СМИ от главных государственных телеканалов до радио «Рация», в действительности представляет собой довольно скучный и в целом неудачный «эксперимент». Концепция, заявленная кураторами, была поддержана только несколькими авторами (например, Григорий Таболич создал собственное произведение «Край белых лилий» по мотивам работы Александра Некрашевича «Дитя Запада»), в остальном — художники лишь воспользовались возможностью выставить свои работы и, как уже принято, продемонстрировать свой предельный конформизм.

Зоя Луцевич / "Платье"

Можно ли считать важным экспериментом для белорусского искусства то, о чем говорит Ирина Герасимович в интервью радио «Рацыя»?

«У нас ёсць і аб’ект, напрыклад, прымерачная з сапраўднымі сукенкамі, на якія таксама нанесены выявы жывапісных твораў, якія можна прымерыць, госці нашай выставы хадзілі падчас прэзентацыі ў сукенках з жывапісам Святланы Катковай і Зоі Літвінавай»

Да, это конечно очень круто.

Антонина Слободчикова / "Эффект отсутствия"



 

 

 

Александр Барташевич / "Взятый под стражу"

Добровольный отказ от социальной и политической проблематики, от критической позиции закономерно столкнул художников в пустоту. Можно пробежаться по названиям работ: Зоя Литвинова — «Реальность пустоты», «Я — кожа пустоты», Антонина Слободчикова — «Эффект отсутствия» и др. Примерно в том же духе продолжают Виталий Герасимов — «Ночная химера», «Метаморфозы» — и Александр Некрашевич с откровенно декоративной серией. Впрочем, размер работ последнего особенно выделили журналисты телеканала «ОНТ».

Александр Некрашевич / "Повелитель мух"

Очевидно, что из этой пустыни нет выхода. Вернее, он есть — но подойдет ли белорусским художникам белорусская проблематика, в которой невозможно молчать о политике и острых социальных конфликтах?

Зоя Литвинова / "Автопортрет"

Где же заложенный в проект принцип созидания? Например, выставка предполагает диалог как один из его вариантов, но всеобщая арт-апатия и чувство потерянности у художников свели его к «пребыванию в пустоте» — к состоянию современных белорусских авторов. Можно сказать, что характерной чертой, стратегией художников является их самопрезентация при отсутствии провокационного, захватывающего жеста, при отсутствии какой-либо серьезной созидательной или даже разрушительной идеи. Без этого выставка всегда будет неинтересной, поверхностной, вялой.

Зоя Луцевич / из проекта "365 дней из жизни художника"

Как ни странно, вялость придает и такой технический прием, как коллаж, так горячо любимый многими белорусскими авторами. Пришла пора усомниться и в его экспериментальных качествах — по крайней мере, художники в рамках выставки не смогли обозначить его необходимость. Конечно, было бы неправильно сравнивать современных авторов с теми, кто стоял у истоков этого способа передачи реальности, но кажется очевидным, что в белорусском искусстве способности коллажа сильно преувеличены.

Геннадий Козел / ZOYA

Например, идя на очередную выставку, мы уже примерно представляем тематику работ Антонины Слободчиковой, Зои Луцевич и многих других авторов, где трудно найти что-то новое и необычное.

Татьяна Кондратенко / "Школа цензоров"

Татьяна Кондратенко / "Время теней"

В этой обстановке оказался невостребованным драматизм работ Татьяны Кондратенко («Время теней», «Школа цензоров»). Ссылаясь в одной из них на ставшую культовой песню группы NRM «Паветраны шар», художник демонстрирует свое отношение не только к событиям последнего времени, но, возможно, затрагивает весь спектр белорусской ментальности. У NRM «Падымi мяне па-над зямлёю» могло трактоваться как просьба, надежда или даже молитва. Но Татьяна Кондратенко приходит к выводу об обреченности всякой просьбы и борьбы: данная «реконструкция» служит еще одним способом ухода от проблем действительности, мотивируя это чувством невозможности их решить.

Геннадий Козел / "Лесница"

Итогом этой «освещенной со всех сторон» выставки стало отчетливое понимание ущербности проводимой на территории страны культурной политики, ее окончательное поражение. Выставка не предполагает ни одного по-настоящему важного вопроса, который мог бы сегодня конкретизировать хотя бы одну из актуальных проблем общества, способствовать выходу страны из культурного и идейного кризиса. Примечательно, что белорусские художники не видят интересных тем для анализа в белорусской действительности, да и вовсе не хотят участвовать в ее осмыслении и анализе. Художники не умеют ни шутить, ни быть серьезными. В ситуации, когда им предоставлена возможность творить, они уходят то во «внутреннюю эмиграцию», то в предельный конформизм, в «пустоту». Этим и многими другими проектами последнего времени они сами утвердительно отвечают на поставленный художником Михаилом Гулиным вопрос: «Нiчога няма?».

Сергей Бабарека / "Никогда не будет стабильности" / 2011

Выставка во Дворце искусств будет работать до 11 сентября.

 

/фото: Сергей Шабохин

_______
Читать по теме:
_______