Белорусский художник Андрей Дурейко с 1998 живет и работает в Дюссельдорфе. За это время его работы уже прочно влились в современное европейское искусство и получили множество положительных отзывов со стороны зарубежного арт-истеблишмента. Но сегодня Андрей известен не только как художник: он является автором лекций «ПРО__БЕЛ» и «Актуальное белорусское искусство», а также занимается сбором и систематизацией информации о белорусских художниках, живущих за границей.

Андрей Дурейко / "Координаты" / 2001

Андрей Дурейко / "Плоскость двух светов" / 1999

Андрей Дурейко / "Дом красного огня" / 1999

Андрей Дурейко / "Выход" / 1998

Андрей Дурейко / "Выход" / 1998

Андрей Дурейко / "Окно" / 2002

Андрей Дурейко начинал свою деятельность с отделения художественного оформления Минского художественного училища. Его учителями были такие известные белорусские художники, как Игорь Тишин, Наталья Залозная, Алла Близнюк. Именно здесь Андрей знакомился с художественными течениями от классики до модернизма: от Пьеро делла Франческа до Казимира Малевича. После окончания училища художник поступил в Белорусскую академию искусств на отделение монументального искусства.

«Меня исключили из Академии во время организации выставки «Уроки нехорошего искусства», куратором которой был Игорь Тишин, я выступал на ней в роли координатора. Там мы хотели показать работы, из-за которых людей или не взяли на учебу в Академию, или оттуда исключили. Это было в 1992 году».

На рубеже 1980-90-х модернистски настроенным художникам было тесно в консервативных стенах Академии, поэтому многим из них пришлось стряхнуть с себя пыльный «академизм» и отправиться за пределы родной страны на поиски новой учебной площадки. Для Андрея Дурейко таким местом стала Дюссельдорфская академия искусств, в которой еще витал дух свободы, навеянный идеями легендарного художника-постмодерниста Йозефа Бойса. Художник выбрал отделение свободного искусства, класс Герхарда Мерца.

Андрей Дурейко / "Проекты" / 1991-1997

Андрей Дурейко / "Проекты" / 1996-2000

Андрей Дурейко / "Проекты" / 1997-2001

Андрей Дурейко / "Проекты" / 1997-2000

Андрей Дурейко / "Проекты" / 1993-1997

Андрей Дурейко / "Цитаты. О" / 2001

Андрей Дурейко / "Цитаты. О" / 1999-2002

Андрей Дурейко / "Цитаты. О" / 1997-2002

Традиции, которые сохранялись в Академии искусств Дюссельдорфа, во многом отразились на творческом становлении Андрея. В своих «внемузейных» проектах белорусский художник обращается к монументальным традициям модернизма. Используя в некоторых инсталляциях архитектурные сооружения, Андрей совмещает их с колористическими элементами в виде источников света или ткани. Объекты при этом вписываются в пространство и приобретают идейно-образную завершённость.

В своем творчестве Андрей Дурейко соединяет разные художественные приемы: от фото на ткани, стенных концептуальных росписей до видеоработ и рельефных изображений. Его инсталляции открывают зрителю некий новый, неожиданный смысл. Объекты-символы, которые присутствуют во многих работах Андрея, предлагают зрителю остановиться и попытаться расшифровать созданные художником метафоры, погрузиться в мир его мыслей и переживаний.

Андрей Дурейко / "Чемпион" / 2005

Андрей Дурейко / "Бессмертен" / 2002

Андрей Дурейко / "Финиш" / 1998

Как и многие другие белорусские художники, Андрей Дурейко живёт за пределами Беларуси и балансирует между «своими» и «чужими». Но, даже занимая позицию наблюдателя, художник все же остается значимой фигурой в современном белорусском искусстве. Его критическое отношение к белорусскому арт-сообществу, к консервативной государственной номенклатуре, в рамках которой функционируют многие художественные институции, находит свое отражение в теоретических и художественных практиках. Реальность, которую видит белорусский художник, живущий в контексте западноевропейского искусства, конечно же, может отличаться от той, которая существует сегодня в представлении белорусского арт-комьюнити, однако это нисколько не лишает художественные и публичные высказывания Андрея Дурейко искренности и «правдивости».

 

Избранные работы

Помни о смерти / Memento Mori (1994)

Инсталляция из 13 объектов на панели 10000×215×15cм / смешанная техника Liebschaft / Республиканская галерея Союза художников / Минск / Беларусь // Дворец искусств / Минск / Беларусь

Андрей Дурейко / Memento Mori / 1994

1992 / Тихая жизнь / Still Life

1992 / Письмо Гавриилу / Letter To Gabriel

1993 / Мертвая натура / Nature Morte

1993 / Порядок / Order

1993 / Помощь / Help

1993 / Посвящение / Dedicated

1993 / Крещение / Baptism

1993 / Свинцовый занавес / Led Curtain

1993 / Мой друг / My Friend

1993 / Помни о смерти / Memento Mori

1993 / Авэ / Ave

1994 / Логос / Logos. The Law of the Word

1994 / Золотой век. Печаль / Golden Century. Sorrow

1994 / Мои друзья / My Friends

1994 / Ча / Cha

1994 / Дом / House

 

Домой / Go Home (1995)

Инсталляция 1100×250×200 см / смешанная техника / «Дом дружбы народов» / Белорусское общество дружбы с зарубежными странами / Минск / Беларусь

Андрей Дурейко / Домой / Go Home / 1995

В данной инсталляции можно выделить три ряда вещей, каждый из которых обладает собственным смыслом. Камины, которые уже присутствовали в интерьере, – символ огня, вечной жизни, вечного горения. В то же время камень, дерево и ткань, закрывающая в камине зону огня, отсылают нас к идее прочности, тепла и уюта. Следующий ряд вещей – кресло в чехле с надписью, которая может быть скрыта за спиной сидящего в кресле человека; кровать, накрытая тканью с изображением креста, и игрушки, которые напоминают зрителю о мире детства, – художник интерпретирует как связку «человек-друзья-люди». Последний ряд инсталляции – фотографии, на которых запечатлены личные вещи человека, гравюра с именами знакомых ему людей, которые уже умерли, и пустая стена. Все вещи в этой инсталляции, на первый взгляд, подразумевают присутствие, но в то же время их суть – в отсутствии, отрицании.

Андрей Дурейко / Домой / Go Home / 1995

Андрей Дурейка / "Домой" / "Go Home" / 1995

Андрей Дурейко / Домой / Go Home / 1995

 

 

Продолжительная трансляция / Prolonged Transmission (1997)

Инсталляция из 10 панелей / 4200×205×200 cм / смешанная техника Todesschaft / галерея «Шестая линия» / Минск / Беларусь

Андрей Дурейко / Продолжительная трансляция / Prolonged Transmission / 1997

Инсталляция представляет собой ряд панелей, каждая из которых имеет свою цветовую гамму и едва отличимые объекты-символы, размещенные в строгой последовательности относительно друг друга. Все это – отражение внутренних переживаний художника, связанных с эпохой кризиса, когда повсюду чувствуется дух смерти.

«Непременная смена лишает прежней опоры. Новое лишь угадывается. То, что еще не смогло уйти, и обеспечивает некую устойчивость: тотальная связь схода с параллельностью пресса, с островом междуречья, с пустотой для выхода, с пленом выбора, который невозможно окончательно довести до счета один. Это ощущение параллельного вещания приводит в беспокойное состояние, но при этом и свидетельствует о некоем расширенном, порой сокрытом пространстве. Здесь, в многоголосом вещании – отзвуки жизни, но в тоже время в умножении элементов есть уже нечто, свидетельствующее об их умирании. Их количественность и незначительное отличие еще дают «воздух» для движения, но все уже проникнуто свидетельством окончания. Неизбежная стена «сокрытости» тянет нас в еще не исполненную пустоту. Она же – последнее, что являет собой ту связь, во имя которой воздвигаются материальные напоминания» (Андрей Дурейко).

Андрей Дурейко / Продолжительная трансляция / Prolonged Transmission / 1997

1997 / Венеция / Venice

1997  / Свежесть / Freshness

1997 / Просьба / Requests

1997 / Отражение / Reflection

1997 / Поэзия / Poetry

1997 / Ключи / Clefs

1997 / Мои друзья / My Friends

1997 / Красный стрелок / Reds Shooter

1997 / Бриз / Breeze

1997 / Веронези / Veronesi

 

Академия искусств, академия жизни / Academy of Arts, Academy of Life (1997)

Инсталляция 800×400×200 cм / смешанная техника / Белорусская академия искусств / Минск / Беларусь

Андрей Дурейко / Академия искусства, академия жизни / Academy of Arts, Academy of Life / 1997

«Маркируя конкретное место, обладающее точным контекстом, превращаешь его в искусство. Столкновение противоположностей в едином поле провоцирует к осознанию реальности. Контраст идеального текста и остаточной действительности обнажает существующую драму и свидетельствует о параллельности различных процессов» (Андрей Дурейко).

 

1I1 (2000)

Фотоальбом

Андрей Дурейко / 1I1 / 2000

В самом названии работы – «1I1» – кроются два смысла: с одной стороны, это вопрос об одиночестве и общности, с другой – вопрос симметрии. На создание этого альбома художника натолкнули мысли известных философов: образ лесных троп, образующихся сами по себе, о котором говорил Мартин Хайдеггер, и теория Людвига Витгенштейна о «непрямолинейности» логики движения мысли. Художник исследует вопрос противопоставления рисунка и символа и пытается обнаружить тот особый смысл, который образуется в результате такой конфронтации.

Андрей Дурейко / 1I1 / 2000

 

Все ушли / All have gone (1998)

Инсталляция 260×160×80 cм / из цикла «Все ушли и вернулись снова») / дерево, бумага, лак / Часовня Дома художников / Бозвиль / Швейцария

Андрей Дурейко / Все ушли / 1998

Столкнувшись с тотальной десакрализацией мира, которая происходила в Западной Европе, художник неожиданно для себя обнаружил параллели с ситуацией в постсоветской Беларуси. В инсталляции звучат мотивы «запустения», «заброшенности», но при этом здесь все напоминает о возможности возвращения, жизни, временности и эфемерности самого отсутствия. Мы видим перед собой красный стол, стулья и 12 табличек, на которых написано:

«я должен сейчас же домой»

«у меня болит голова»

«я должен выйти»

«мы больше не говорим об этом»

«я не могу больше это слушать»

«я должен идти»

«я пропущу поезд»

«скоро закроются магазины»

«нельзя так долго сидеть»

«мне всё надоело»

«завтра мне рано вставать»

«скоро начнётся футбол»

 

Занавес / Curtain (1998)

Инсталляция 400×600×400 cм / золотая ткань / из цикла «Все ушли и вернулись снова» / Часовня Дома художников / Бозвиль / Швейцария

Андрей Дурейко / Занавес / 1998

Еще одна инсталляция из цикла «Все ушли и вернулись снова». Основная идея этой работы – закрытое и открытое пространство как проекция закрытого и открытого общества, трансформация архитектурной среды в секуляризованном мире. В этой инсталляции художник использовал архитектуру часовни Дома художников. Он заполнил весь внутренний объем капеллы формой из семи одинаковых кусков золотой ткани, которые были подвешены к потолку и достигали пола. «Образные» ступени символизируют здесь семь католических таинств. «Сакральный» объект скрыт за дверью, в которой предусмотрено небольшое окно – единственная возможность взглянуть на инсталляцию. Зритель не может войти в художественное пространство и увидеть то «постсакральное», что скрывается за занавесом. Весь объем, заполненный светом золота и легкостью материала, создает иллюзию импульсивного, чисто живописного движения; ступенчатая структура побуждает зрителя к движению, но закрытая дверь не позволяет реализоваться тактильным ощущениям. В итоге все это порождает конфликт между двигательно-тактильным и визуальным.

 

В поисках серебра / Prospecting for Silver (2000)

Стенная роспись 879×922×369 см / белый пигмент черного света, лампы черного света / «Новое искусство Беларуси» / Центр современного искусства «Замок Уяздовский» / Варшава / Польша

Андрей Дурейко / В поисках серебра / 2000

Этот проект Андрея Дурейко был реализован в рамках выставки «Новое белорусское искусство» в Центре современного искусства «Замок Уяздовский» (Варшава). Для художника важную роль сыграл контекст, само место – подвалы «Замка», бывшего склада, сокровищницы (образ подземелья, который так близок всему «новому белорусскому»). Темное помещение с полукруглыми сводами, верхняя часть которого покрыта звездами. Объекты нарисованы белой краской, которая светится, «реагируя» на лампы черного света. Художник выразительно «усугубил» образ подземелья с помощью темноты и символических решений. Метафору, которая стала ключевой для этого проекта, художник нашел в письме от его друга, Антона Слюнченко, в котором он привел цитату из «Караваджо» Дерека Джармена: «Звёзды – это алмазы бедняков. Богатые прячут свои сокровища в сундуках, потому что не могут сравнить их с сокровищами Бога».

 

Видео / Video (2004)

Видеоинсталляция / видео 1.30 мин / Дюссельдорфская академия искусств / Дюссельдорф / Германия

Андрей Дурейко / Видео / 2004

Видеоинсталляция «Видео / Video» – попытка как можно конкретней создать картину, которая отражает процессуальность и элементарность такого явления, как видео, в словесной форме. Художник избегает непосредственного видеоизображения, натуралистической традиции передачи «картинки» – он прибегает к описательной конкретизации самого явления световой проекции в пространстве, а также к свету, тон которого «нарастает» от чёрного к белому. В данной работе движение текста поступательно. Тон текста всегда опережает на шаг тон фона таким образом, что последнее слово «свет», появляясь в центре проекции, предвосхищает полный свет.

всякий раз за входом

темная комната

первого взгляда

видящего

невидимость цвета света

открытого пространства

никогда ни черного

белого  параллелепипеда

ширины глубины высоты

в свете

ограниченной

проекции

искусственного света

электромагнитной волны

вызывающей в глазу зрительные ощущения

света

направленного

сквозь атмосферную толщину

через линзы увеличения

фильтры цвета

из лампы

потока

упорядоченного движения электрических зарядов

атома

на плоскость

белую

крашеную

свет

 

Стенной рельеф / Wall Relief (2004)

Рельеф 317,5×515×77см / деревянная конструкция, гипс, водоэмульсионная краска / Дюссельдорфская академия искусств / Дюссельдорф / Германия

Андрей Дурейка / "Стенной рельеф" / "Wall Relief" / 2004

Андрей Дурейко / Стенной рельеф / 2004

По словам художника, данный проект – это попытка создать проекцию идеального в заданном пространстве, создать ситуацию «нулевого» видения. То, что находится в поле зрения, – обозримо и ограниченно, но границы периферии размыты. Остается лишь ощущение массы, превосходящей зрение, ощущение ее движения навстречу – простое, ясное, ровное, формообразующее.

В работе есть одна примечательная деталь, которая выходит за пределы поставленной объемно-пространственной задачи, – звук. Художник очень долго пытался расширить концепцию цвета для этой скульптуры, «выходя за» белый, полагая, что это и будет экстатическим взрывом. Но решение так и осталось за белым. В то же время появилось особое явление в процессе наблюдения за движением в интерьере: попадая в центральное поле, зритель иначе воспринимает звук, особенно свой собственный голос, который обычно остается незамеченным. Это как попасть в центр сцены идеальной проекции и, потерявшись в визуальном белом, услышать себя – незапрограммированный выход в иное, подобно беккетовскому «Bing», при невозможности до конца описать форму, пространство и выйти в звук.

 

Weissrussland / Belarus (2010)

Стенная роспись 198×28,7 (193) cм / черная краска / Alla Gloria Militar! / галерея Aircraft / Братислава / Словакия

Андрей Дурейко / Weissrussland / 2010

«‘Weissrussland’ переводится как ‘Беларусь’… Кто знает немецкий язык, сразу говорит, что слово написано с ошибкой. Ошибка сознательно запрограммирована. Это определенного размера работа – 1,98 м в длину, помещена на уровне центральной точки – 175 см от пола. Размеры продиктованы моими биометрическими данными – это масса, не охватываемая моим телом, это тот предел, который я почти могу охватить, но он больше. Речь идёт об ускользающем понятии, которое, с одной стороны, мне близко, ясно, от которого я не могу отказаться в каких-то ситуациях; с другой стороны, это понятие я не могу удержать, оно все равно обречено на программный сбой. В самом слове уже заложен неоднозначный контекст, концепт. ‘Weißrussland’ буквальный переводится как ‘белая русская земля’.

Это слово становится символичным для понимания всей культурной ситуации, того, как одна культура, в данном случае немецкая, может заимствовать из другой, русской, мысль о третьей культуре, о белорусской. Спрашивается, что же, собственно, в ней самой остается аутентичного? В этом весь трагизм имени, русского слова, написанного готикой, которое опять же накладывается на тему события: выставка была посвящена 65-летию окончания Второй мировой войны. Mне было интересно поместить эту работу в контекст. С одной стороны, это контекстуальная, почти литературная культурно-историческая проекция. С другой, шрифт, то, как он выглядит, как выстроен, его масштаб, массы, пропорции, пространство играют для меня большую роль. Для меня стоит вопрос: как текстоформа может воздействовать на зрителя?» [1]

 

Union Color / Союз цвета (2011)

Инсталляция 7350×900×350 cм / черная краска, металл, ткань / Open City / Центр культуры / Люблин / Польша

Андрей Дурейко / Union Color / 2011

В инсталляции «Union Color» Андрей Дурейко продолжает тему возвращения национально-политических символов к их изначально абстрактному характеру.

«Люблин – важный город исторической мифологии обеих стран, Люблинской унии. В моем случае это особенно символический пункт, в связи с польско-белорусским происхождением. Несмотря на то, что историко-политический момент изменился, культурный остается неизменным» [2].

Идея фестиваля, на котором была представлена эта инсталляция, заключается в эксперименте с взаимодействием современной архитектуры и современного искусства, однако для художника все еще актуальным остается обращение к монументальной традиции модернизма – что мы и видим в его работе: движение от концепт-текста через максимально длинную монотонную линию горизонтали до экстатической вибрирующей вертикали.

Андрей Дурейко / Union Color / 2011

 

о0О (2012)

Стенная роспись 9780×328 см / черный пигмент / «Абиогенезис» / галерея d-52 / Дюссельдорф / Германия

Андрей Дурейко / о0О / 2012

Работа художника, представленная на выставке «Абиогенезис», демонстрирует «разрывы» в художественном пространстве и тем самым отсылает зрителя к фигуральному супрематизму, а где-то и к оп-арту. Три овальные символические формы, «вписанные» в пространство, образуют черные дыры на белой плоскости и «открывают» иное измерение, предлагая зрителю искать интерпретации этих символов в истории искусства, космологии и математике.

 

[1] Сергей Кирющенко, «Четыре интервью», 2010

[2] Андрей Дурейко, из комментария к работе «Союз цвета» для фестиваля Open City (Люблин, Польша)

 

 

/ персональная страница Андрея Дурейко на Art Aktivist

_______
Читать по теме:
_______