Журнал ART AKTIVIST задал пять вопросов художникам-участникам выставки «Podróż na Wschód», прошедшей осенью в галерее Арсенал в Белостоке, демонстрирующейся сейчас в Киеве в рамках параллельной программы ART-KYIV 2011. Выставка переедет в дальнейшем в Краков в начале декабря.

1. Опишите свой проект, представленный на выставке.

2. Кратко опишите состояние (тенденции / проблемы) современного искусства в вашей стране.

3. В последнее время на Западе активизировалось внимание к современному искусству региона Восточной и Центральной Европы. Считаете ли вы, что попытки консолидировать наши регионы извне бессмысленны? Каковы ваши прогнозы?

4. С какими другими странами у вашей страны налажен культурный обмен в сфере современного искусства? Назовите пять стран в порядке рейтинга.

5. Что вы знаете о современном белорусском искусстве?

 

Anatoly Belov (Украина)

Анатолий Белов / музыкальный перформанс с оркестром пожарных / 2011

 

1. На выставке было представлено два моих проекта: «Мои друзья» и музыкальный перформанс с оркестром пожарных. Проект «Мои друзья» — это инсталляция на стене из распечатанных листов формата А3 с рисунками портретов моих друзей из социальных сетей, таких как Facebook и Livejournal. Это моя попытка лучше узнать, кто мои друзья в сети, многих из которых я не знаю и никогда не встречал в «реальности», а ведь эти люди порой знают обо мне больше, чем мои родственники. Я тратил время на подбор фотографии, рисовал портрет и переписывал информацию о них. Таким образом ранее обезличенные массы друзей обретали более реальные черты, с некоторыми друзьями из социальных сетей я познакомился и подружился.

Идея музыкального перформанса такая: я приезжаю в другую страну, незнакомый город, встречаюсь впервые с музыкантами, которые играют музыку, которую я не знаю, не слушаю, и мы вместе делаем совместное выступление. В Киеве я пою и придумываю тексты в группе Emblika Quali, и у меня уже были материалы, которые я передал музыкантам из оркестра, чтобы те, прослушав наши композиции, предложили что-то из их репертуара. Дальше непредсказуемый результат: у нас или получается «скоммуницироваться», спеться, создать что-то внятное без какофонии за короткий срок — или нет. Любой результат не был бы провалом перформанса. В Киеве я собираюсь повторить перформанс с местным оркестром пожарных, плюс будут еще дополнительно подключены музыканты из Emblika Quali. Каков результат будет — мне тоже неизвестно, но понимаю, что будет совсем не так, как было в Белостоке. Для меня это будет новым исследованием, так как все произойдет в «домашних» условиях и я надеюсь, с большим временем на подготовку (так как в Белостоке у меня был всего час на репетицию, а услышал впервые музыку оркестра за два часа до перформанса).

Анатолий Белов / «Мои друзья» / 2011

2. В Украине нет музея современного искусства и современное искусство не поддерживается государством, но на некоторые проекты-«блокбастеры» деньги из государственной казны все же выделяются. В Украине современное искусство модно, особенно после появления PinchukArtCentre (PAC), которому в общем-то неинтересен местный контекст и развитие современного искусства на Украине, это очень дорогая площадка с суперпроектами от художников-звезд. Среди обычных обывателей это самая популярная художественная площадка, не в последнюю очередь из-за бесплатного входа. В «Мыстецкий Арсенал» (вторая по популярности арт-площадка в Киеве) людей ходит гораздо меньше, да и цена в 40 гривен — не каждому по карману.

У PinchukArtCentre есть две премии-конкурса для молодых художников. Одна из них международная с призом в 100 000 $ и местная 100 000 грн. ( 1$ = 7.97 грн. — примечание АА). Также есть премия Малевича от Польского института, награждающая художника за его деятельность, премия от фонда Рината Ахметова «Развитие Украины», предоставляющая деньги на поддержку проектов или грант на дорогу. И премия для молодых художников «МУХИ», которую в этом году заподозрили в нечестной игре, так как сотрудница галереи, которая проводила этот конкурс, и дизайнер, делавший дизайн газеты для конкурса, — по совпадению получили премии. Премия от PinchukArtCentre также сопровождается постоянной критикой и скандалами. Альтернатива коммерческим галереям есть благодаря Лабкомбинату (в прошлом назывался Лабгараж) — галерее, созданной художниками, которая является некоммерческой экспериментальной площадкой; Центр Современного Искусства, который в последнее время больше не делает проектов, как в былые времена, но является важной дискуссионной, информационной и образовательной площадкой; также Центр Визуальной Культуры при Киево-Могилянской академии (расположен в бывшем помещении Центра Современного Искусства, вернее — половине зала, другая отведена под библиотеку университета), где также происходят активистские проекты, встречи-дискуссии, в том числе художественные выставки. Кураторское объединение «Худрада», состоящее  из художников, архитекторов, переводчиков, левых активистов, экологов, периодически делает проекты на разных арт-площадках, а также на улице, как пример — антигомофобная постер-кампания на улицах Kиева.

В Украине есть несколько изданий о современном искусстве:  АRT Ukraine (cуществует в печатном  виде и как интернет-издание), почетным председателем совета учредителей которого является Наталия Заболотная, директор Мыстецкого Арсенала; КORYDOR, который делает Фундация Центр Современного Искусства, и КрАМ, более узкоспециальное критическое интернет-издание.

В Украине художникам в подавляющем большинстве не платят за проект: перформанс или другой какой труд, делаемый для проекта, но который невозможно будет продать (как настенная роспись или инсталляция). В лучшем случае с художника не возьмут работу за выставку, что часто практикуется местными галереями (оплата работой). Арт-рынка  как такового не существует. В украинском искусстве используются разные медиа, но в основном преобладает живопись. В этом году умер большой, хаотичный и сумбурный Гогольфест, из-за того что государство не поддержало его финансово, но успешно продолжает работать Львовская Неделя Современного Искусства. Львов, Харьков и Одесса — наиболее активные после Киева города, где происходят интересные проекты и события современного искусства. В Донецке год назад появилась платформа культурных инициатив «Изоляция», где проходят лекции и различные проекты на территории полуумершего завода. По сути, это единственная точка современного искусства в этом регионе.

Конкурс молодых художников «МУХИ» показал, что новому поколению, которое появилось после РЕПа, не особо интересно политическое, социальное и активистское искусство.

В Киеве есть достаточно много площадок, где можно показать свой проект, но в большинстве случаев галерея редко берется его финансировать, предпочтение отдается готовым продуктам. Если галерея вложила деньги в проект, она при любом раскладе — продаст работы или нет — возьмет с художника работу или больше чем одну работу. Если это фотопроект — возможно, что практически все фотографии могут остаться в галерее.

Анатолий Белов / музыкальный перформанс с оркестром пожарных / 2011

3. Мне было интересно посмотреть, насколько разные и схожие идеи, мысли художников из постсоветского пространства и вообще Восточной Европы, какая где ситуация. Это произошло благодаря тому, что приехали художники из разных стран и в неформальном общении рассказали о своей ситуации. В проекте, к сожалению, я увидел «западный взгляд» на Восточную Европу, где почему-то было много уделено внимания постперестроечной и постсоветской теме. Это уже далекое прошлое, которое давно сто раз пережевали и выплюнули, и вдруг я снова вижу знакомую тему на экспорт. К счастью, не все было подобного плана, мне интереснее было бы посмотреть индивидуальность каждой из стран, без оглядок на прошлое, то, что происходит прямо сейчас. Думаю, что консолидация возможна, но каким образом — это уже очень большая работа куратора. Конечно же, высказывание куратора субъективно: возможно, проекты западного куратора в таком случае всегда будут «западным взглядом» на ситуацию на Востоке. Это возможность увидеть другую сторону взгляда на себя.

4. Как такового культурного обмена я не знаю. Министерство культуры о современном искусстве вспоминает благодаря Венецианской биеннале, художники из Украины ездят на разные европейские резиденции или учатся в высших художественных заведениях (в основном это Польша, Германия, Австрия), из-за рубежа на резиденцию в Украину приезжает еще меньше художников. Раньше Центр Современного искусства приглашал резидентов, сейчас иногда с лекциями приглашает художников. Я знаю только о резиденции Алевтины Кахидзе в селе Музычи. Некоторые художники активно сотрудничают с российскими галереями или принимают участие в некоммерческих проектах с другими российскими художниками в Москве.

5. В 2005 году я был в Центре Современного Искусства на проекте «Балота Еmpire» где были работы Руслана Вашкевича, Владимира Цеслера, Сергея Войченко и Артура Клинова. Ну и благодаря этому проекту увидел работы Сергея Шабохина, Олега Юшко, Марины Напрушкиной, Александра Комарова и Анны Школьниковой. К сожалению, о современном белорусском искусстве больше ничего не знаю. Мне интересно было бы узнать, что делают более молодые художники, так как в основном я видел работы художников старшего поколения. Для меня когда-то было большой неожиданностью, когда я обнаружил мое интервью для журнала «ШО» на белорусском сайте another.by

 

Arman Grigoryan (Армения)

Arman Grigoryan / DVD REVOLUTION / Manifest inicjatjwj artistow / video / 2008

 

1. Я представлял видео-инсталляцию, сделанную совместно с членами инициативы художников DVD Революция. Работа была создана сразу после президентских выборов 2008-го в Армении и в том же году была выставлена в Центре Новаторского Экспериментального Искусства (Армения). Этой работой мы, художники, выразили свою солидарность с армянской оппозицией, которая по сей день борется за восстановление конституционного порядка и за гражданские свободы, стремится утвердить в Армении экономическую и политическую демократию. Моя работа представляла собой видео, где трое артистов DVD Революции, Тигран Хачатрян, Юрий Манвелян и я, сидя вокруг стола, внимательно слушаем, звучащий из подчеркнуто большого размера динамика манифест DVD Революции. Видео было выставлено в интерьере, который содержал в себе бывшее социалистическое прошлое, как  непрекращающееся продолжение революционной традиции.

2. У нас современное искусство стоит перед решением трудных задач институционализации. Несколько еще не прекративших своей деятельности центров современного искусства переживают хронические финансовые трудности. После 2008-го года армянское современное искусство стало более политизированным, но справедливости ради нужно отметить, что еще начиная с перестройки оно принимало активное политическое и общественное участие. Возможно, что его гражданская позиция стала причиной в лучшем случае безразличного отношения со стороны чиновничьих кругов, что и затрудняет его финансирование и приобретение выставочных территорий.

Arman Grigoryan / DVD REVOLUTION / Manifest inicjatjwj artistow / video / 2008

3. Я не замечаю особого интереса и активности со стороны Запада к восточноевропейским странам. Во всяком случае, в годы перестройки Запад был намного активней, а конкретно по отношению к армянскому современному искусству — интерес как в прошлом, так и в настоящем тот же: вежливое безразличие. Что касается региональных проектов, то они как были, так и носят познавательный характер, и говорить о консолидации бессмысленно.

4. Грузия, Иран, Австрия, Франция, Турция

5. Почти ничего не знаю, но, начиная с 1988 года, когда впервые в эстонском городе Нарва увидел белорусских перформанс-артистов, и до сих пор, когда в интернет-журналах и каталогах встречаю работы белорусских художников, они мне нравятся, чувствую что-то родное.

 

Volodymyr Kuznetsov (Украина)

Volodymyr Kuznetsov / Small Fiat 126p. Monument to the 90s / installation / 2010

 

1. Работа называется «Small Fiat 126p. Monument to the 90’s». Инсталляция состоит из автомобиля Fiat 126p, который в те годы производился в Польше и сейчас является одним из символов той эпохи. Во время развала СССР на этих автомобилях, напиханных турецкими шмотками, поляки ездили в Украину, продавали их там, закупали вещи, производимые в Союзе, и везли домой. Таким способом они выживали во времена кризиса в Польше. Эти вещи, собранные с барахолок или принесенные в дар, тоже являются частью инсталляции. Также в инсталляции присутствует видео, транслируемое по старому телевизору. В видео запечатлены отрывки из народных протестов времен развала советской империи. Аудиотрек к видео — песня бессмертной группы Кино «Перемен», так как я услышал, что сегодня эта песня очень актуальна для белорусской ситуации. То есть работа — это собрание артефактов того времени.

2. В Украине отсутствует какая-либо система образования в сфере современного искусства, но происходит процесс самообразования в среде нескольких художественных и интердисциплинарных сообществ.

Volodymyr Kuznetsov / Small Fiat 126p. Monument to the 90s / installation / 2010

3. Извне или изнутри — вопрос консолидации зависит от целей и предлагаемых идей. Например, он может базироваться на переосмыслении понятий «властвовать», потому что его значение многие считают слишком однобоко непоколебимым.

4. Относительно всей страны затрудняюсь ответить. Есть сотрудничество определенных сообществ и персоналий, преимущественно из Европы.

5. Пока определенно не скажу.

 

CHINGIZ (Азербайджан)

chingiz.artsetc.org

CHINGIZ / Modification of Azerbaijan / installation in city space / 2011

 

1. Проект, представленный мной на выставке, представляет огромную (500м2) карту Азербайджана, сделанную из фруктов, овощей, цветов, листьев, веток и травы. Данная карта символически олицетворяет ту «страну будущего», в которой мне хотелось бы жить. Которая, надеюсь, будет такой же яркой, живой и разновидной, как и все «живые материалы», из которой она собрана. Эта карта является одной частью большой инсталляции под названием «Модификации Азербайджана», которая в реальности состоит из нескольких карт, каждая из которых представляет ту или иную проблему и этап развития страны. Например, миграция и эмиграция населения, деструктивное градостроение, территориальная проблема (Карабах), тектонические (землетрясения и вулканы) и другие.

2. В Азербайджане есть много проблем, одна из важнейших — это то, что здесь не существует современной культуры, в том смысле, в котором я это понимаю. И естественно, нет и современного искусства. Благо есть только несколько здравомыслящих людей, пытающихся самоотверженно творить.

CHINGIZ / Modification of Azerbaijan / installation in city space / 2011

3. Интерес к региону всегда был и будет, но консолидация — это дело непростое, но уверен, что попытки не бессмысленные. Время поставит всё на свои места. Думаю, нас ждут большие и неожиданные перемены в ближайшем будущем…

4. Если говорить о культуре на государственном уровне, представляющую страну на различных официальных международных мероприятиях, тогда придется долго перечислять весь список. Но если говорить о современном искусстве, то списка, наверное, и не будет… Ну впрочем, наверное, с соседними странами более тесное «официальное» сотрудничество — Турция, Россия, Грузия, Иран.

5. Что касается белорусского искусства, могу сказать, что я знаю Сергея Шабохина.

 

Elene Rakviashvili (Грузия)

www.saatchionline.com/ELENE

Elena Rakviashvili / installation / Where you belong / 2010

 

1. В галерее «Арсенал» я представила проект-фотоинсталляцию «Откуда ты» (2 фото 75X94 и видео 2’45’).  На первой фотографии я сняла одноклассников с наушниками на невзрачном фоне, бесстрашно смотрящих на зрителя, они как будто слушают только себя, как это делает большинство молодежи: не видя и не слыша, что происходит вокруг, как будто защищаясь от внешнего мира. Стараясь сохранить в себе свежесть тела и духа.

На второй фотографии те же мальчики закрывают друг другу глаза. Показывая этим движением, что даже если очень хочется посмотреть на современный мир глазами окружающей тенденции — быть похожим на европейский или же американский лад, то есть представление стандартов евро-личности, если хочешь продвинуться в будущем, лучше закрыть друг другу глаза и сохранить в себе то, что называется грузинским, кавказским и этническим. Поэтому я добавила также видео. Те же одноклассники поют древний грузинский фольклор, песню, посвященную виноделию, хотя они не знают, как правильно петь, но они очень стараются. Этим я хотела сказать, что даже если не умеешь петь, если постараться — можешь понять, что главное любить и почитать то, что самое сокровенное в тебе, в твоих корнях. Познать, сохранить и показать себя, даже если ты поешь на непонятном языке — это важно, чтобы не стереть твое «я»!

2. Думаю, что на сегодняшний день современное искусство вообще не продвинуто в Грузии. Фольклор и традиционное искусство как бы финансируется более или менее под опекой государства или частных лиц. С большим трудом удается художникам старшего поколения получить гранты или участие в интернациональных выставках, или у себя дома. Молодым художникам больше возможностей для активной творческой работы, но многие только развиваются на Западе — по стандартам Запада, а не по собственной креативной линии, так как нет активного движения и в основном тенденция делать работу под «запад». Хотя очень много самобытных и интересных художников, но из-за того, что нет поддержки, их творчество отсеивается или устремляется на запад.

Elena Rakviashvili / installation / Where you belong / 2010

3. Я думаю, что на данном этапе это, конечно, имеет смысл, пока не появятся средства  в самих регионах делать такие большие проекты. Каждая страна имеет выгоду. Почему нет? Кто пишет музыку… это же ясно.

4. Армения, Азербайджан, Польша, Германия, Чехия.

5. К сожалению, мы знаем очень мало о белорусском современном искусстве. Хотя всячески рады и готовы не только узнать многое, но и развивать крупное сотрудничество.

 

Tatiana Fiodorova (Молдова)

Tatiana Fiodorova / Garden / multi - media installation / 2010-2011

 

1. Проект «САД» посвящен моему отцу, который ушел из жизни, когда мне было шесть лет, и отсылает к моей памяти и воспоминаниям. Этот проект разрастается и со временем приобретает все новые формы. Изначально этот проект представлял собой видеоработу «Осень в моем саду», которая была представлена на выставке в Амстердаме полгода назад. Работа представляет собой  документальную видеосъемку сбора осенних увядающих листьев под окнами  пятиэтажного дома, где я живу. Это место для меня памятно и ассоциируется с совершенно другими историями моего детства.

Проект, который был представлен на данной выставке, представляет собой мультимедийную инсталляцию, состоящую  из видеоработы «Осень в моем саду», дополненной объектами и предметами искусства, взятыми из семейного архива моего отца, сохраненными моей мамой.

Мой отец, как и я, был художником, дизайнером и фотографом, и родились мы в один день. Он оставил после себя много интересных вещей, помимо фотографий, картин, рисунков: коробку с самодельными кириллическими русскими буквами, книжку-фотокопию советского издания о лекарственных растениях, трафареты, эскизы к пропагандистским плакатам советского времени и многое другое. Помимо этого он был еще и архиватор в некотором роде, собирал открытки и почтовые марки, как я понимаю, чисто в прагматических целях, так как он работал художником-оформителем.

Отец всегда  считал себя фотографом-любителем, и фотография была  для него только одним из инструментариев художника, который позволял ему развиваться в живописи. Несмотря на это, его фотографии поражают меня своей документальностью и четко выстроенной композицией. К его большому сожалению, при жизни он не был признан и не был принят в Союз Художников Молдовы, что часто его расстраивало. Все его работы так и не были показаны широкой публике в свое время.

Интересен также его подход к фотографии, которая служила как для фиксации и архивации советской действительности, так и способом дополнительного заработка. Так как зарплаты художника-оформителя нашей семье не хватало, в обход властям, он стал ездить по молдавским селам и фотографировать сельчан. В советское время, как я знаю, нельзя было подрабатывать и нужно было довольствоваться зарплатой с официальной работы. Впоследствии  много фотографий так и не было продано, так как он не успел это сделать. На представленной выставке можно увидеть портреты этих людей. Также за год до смерти отец ушел с работы в никуда. Он решил заняться предпринимательством, что в советское время не приветствовалось. Стал ездить по селам и работать на себя: принимать и выполнять заказы на различные пропагандистские оформительские работы. Кстати сказать, ему стали платить очень неплохо. На выставке представлены эскизы к этим работам. Также на выставке представлены его живописные работы и рисунки. Более 25 лет все эти вещи пролежали на пыльных полках моего балкона.

В целом можно сказать, что все артефакты, оставленные отцом, помогают мне лучше понять и прочувствовать, какого было быть художником в советское время, которое я застала только в школе. Ностальгии нет по прошедшему времени, а только вопросы и вопросы… Каким же все-таки был мой отец?

Tatiana Fiodorova / Garden / multi - media installation / 2010-2011

2. Я думаю, что в целом в Молдавии почти такая же ситуация, как и на всем постсоветском пространстве, за исключением, может быть, России: отсутствие инфраструктуры современного искусства, нет галерей, музеев, ни одного учебного заведения, где обучали бы современному искусству и готовили бы не только художников, но и кураторов, критиков современного искусства. Государство слабо заинтересовано в развитии современного искусства, оно просто не знает о его существовании. С другой стороны, в отличие от Беларуси, государство не мешает говорить  художникам, что тоже неплохо. Также, в отличие от России и Украины, где искусство коммерциализировано  из-за преобладания частного сектора в нем, в Молдове как не было арт-рынка — так и нет, спрос на современное искусство равен нулю.

Современное искусство в Молдове в основном поддерживается двумя институциями: Кишиневским Центром Современного искусства KSAK и молодежной общественной организацией “Оберлихт”, которые поддерживаются в основном за счет западных грантов. По прошествии 20 лет молдавское современное искусство до сих пор остается маргинальным и малознакомым молдавской общественности. Художники в отсутствие арт-сцены чаще говорят о себе на Западе, нежели у себя на родине, к тому же часть художников из-за экономической нестабильности в стране перебралась на Запад. Могу еще добавить, чтобы все же визуализировать молдавское современное искусство, была создана он-лайн платформа АРТ ПЛОЩАДКА, где наряду с культурными события Молдовы размещаются материалы о современном искусстве в виде текстов и интервью, тем самым появляется возможность у наших граждан познакомиться с современным молдавским искусством.

3. Может, для кого-то  это выглядит попыткой консолидировать наши регионы — я в этом вижу попытку обнаружить и изучить искусство Восточной Европы. Также я вижу в этом и политический жест.

Если говорить о консолидации, то в ней должны быть, прежде всего, заинтересованы мы — постсоветские страны. Я с большим теплом вспоминаю нашу встречу и общение.

4. В фокусе внимания, конечно, не постсоветские страны, в основном это ориентир на Запад. Хотя в последнее время возникает интерес и к нашим соседям.

5. О белорусском искусстве знаю гораздо меньше, чем о политической ситуации в стране. Белорусская художница Марина Напрушкина очень удачно обрисовывает и репрезентирует современную Белоруссию и ее политический коллапс. Также было любопытно познакомиться с белорусским современным искусством  этим летом в галерее Захэнта в Варшаве.

 

Lado Darakhvelidze (Грузия)

www.vladimer.net

Lado Darakhvelidze / installation, performance / Museum TV - station Guide / 2010

 

1. «Телестанция музея» (MTVS) обращается к художественным действиям в музеях, биеннале и прочих культурных событиям, в которых  художественные работы и кураторские проекты вызывают фактические политические и условные положения, где и художник и хранитель преобразовывают музей или место встречи в то, что можно было бы назвать общедоступным информационным станционным центром.

Рассматривая «Телестанцию Музея» в различных культурных параметрах, это представляется как альтернатива обычным информационным станциям. MTVS, состоящая из сплава искусства и гражданской журналистики, использует прямой репортаж и лекции, которые создают свою собственную информационную область в 3-D пространстве.

Lado Darakhvelidze / installation, performance / Museum TV - station Guide / 2010

2. Я не живу и не работаю в Грузии уже 3 года.

3. Мое внимание к современному искусству снаружи или внутри только положительное.

4. Институт Гете уже очень активен несколько лет, таким образом — Германия, Армения, Азербайджан, Турция, Голландия.

5. Немного, только некоторые имена: Сергей Шабохин, Лена Сулковская, Марина Напрушкина.

 

Alevtina Kakhidze (Украина)

alevtinakakhidze.com

truealevtina.livejournal.com

Alevtina Kakhidze / I’m late for a plane that’s impossible to be late for / video / photography / printed texts / objects / 2010-2011

 

1. Представленный на выставке проект «Я опаздываю на самолет, на который опоздать невозможно» — архив двух моих проектов: проекта об отправке писем двум самым богатым людям страны с просьбой нарисовать Землю из окон их самолетов («Земля с частного самолета», ЦСИ при НаУКМА, 2008) и проекта с историей о том, как мне был предложен частный самолет с полной свободой куда и когда лететь. Всего на один день! (Перформанс «Я опаздываю на самолет, на который опоздать невозможно», 2010). Частный самолет был предложен фондом одного из адресатов — фондом Рината Ахметова «Развитие Украины».

Я разделила архив проектов на три части:

1) вызов действительности, предложение и полет

2) интерпретации

3) осознание, воспоминания.

В часть «интерпретации» вошли телевизионные сюжеты о моем проекте, статьи печатных изданий, дискуссии в блогах. С самого начала я решила не документировать свой перформанс (кто бы тогда поверил, как там все было на самом деле).

2. Много живописи, мало идей, мало конструктивной критики о существующих проектах, выставках, тенденциях, позициях. Но процесс становится богаче — появляются новые имена, художественные пространства, подходы, инициативы.

Alevtina Kakhidze / I’m late for a plane that’s impossible to be late for / video / photography / printed texts / objects / 2010-2011

3. Наши? Постсоветские? Тогда попытки консолидироваться не бессмысленны! Мы все пока не забыли русский (язык необходим для коммуникации). Есть общая память и ментальность, унаследованная от времен Советского Союза — нет надобности объяснять друг другу контекст, в котором мы живем.

4. Польша, Россия, Германия, Швеция. Не могу сообразить, какая же пятая страна (если речь идет о ситуации в целом для Украины).

5. Работы Саши Комарова.

 

/ Фото предоставлено галереей Arsenał

_______
Читать по теме:
_______