Белорусский перформансист Митрич (Дмитрий Юркевич) расказывает о том, что такое «Тахелес».

Митрич / белорусская акция в Тахелесе

 

На первый взгляд «Тахелес» прост, как 5 пфеннигов: 6 этажей, один из которых опечатан, а на другом расположен офис/бар/мини-концертная площадка и огромный театральный зал. На всех остальных — небольшие галереи художников со всего мира, которые время от времени уезжают, а на их место вселяются другие.  Два выставочных зала. Пятый этаж (фактически же шестой) можно назвать белорусским этажом. Тут расположено ателье Алеся Родина, чья выставка, идущая в «Тахелесе» (практически круглый год) стала надеждой самому «Тахелесу» и «верным оплотом» белорусам, приезжающим сюда.

Это здание в самом центре Берлина еще до «заселения» художниками прошло через такое горнило, что медным трубам остается только вяло сипеть! «Тахелес» был торговым центром, ВДНХ электрической компании, кинотеатром, художественной школой, приютом всевозможных нацистских организаций (по неафишируемой информации тут была штаб-квартира Исаева-Штирлица), местом содержания пленных союзнических солдат, конторой гэдээровской народной милиции. Но после взрывов, снесших 4/5 былого размаха, «Тахелес» постепенно стал наполняться художниками и в итоге стал художественным центром, одной из крупнейших точек экспериментального искусства на карте планеты. И то, что белорусы оказались тут одиннадцать лет назад, приглянулись, закрепились, — чудо из чудес! И случайностью быть не может.

Белорусская акция в Тахелесе

 

Что особенного в «Тахелесе»? Зачем он нужен белорусским художникам?

Наверное, можно поставить вопрос немного иначе. Зачем мы ему нужны, например. «Тахелес» питается нашей энергией. В ответ он дает нам возможность разогнать свои замыслы на полную катушку. Тут царит ощущение полной творческой свободы. Ограничением может служить только граница нашего воображения. Такое себе трудно, просто невозможно представить, не побывав тут! Не пожив тут.

Белорусская акция в Тахелесе

 

По фотографиям «Тахелес» напоминает сквот…

Сквотом он пробыл совсем недолго. Практически сразу после попадания вируса искусства инициативной группой было решено придать ему статус кунстхауса, зарегистрироваться и таким образом спасти здание от запланированного (путем взрыва) сноса. Благодаря этому решению «Тахелес» и появился в миру. Зданий, размалеванных граффити, в Берлине предостаточно, но это, увы, не то…

Тахелес

 

Чем отличается сегодняшний «Тахелес» от, скажем, «Тахелеса» двадцатилетней давности?

«Тахелес» — это живой организм. Если посмотреть фотографии его первых лет жизни, будет видно, что сегодня размах уже не тот. Например, есть фотографии, где из арки «Тахелеса» во двор вылетает советский истребитель МИГ. Весь двор загружен засыпанными песком машинами, повсюду огромные скульптуры, огни — апокалиптичная картина! Всего этого я, к сожалению, уже не застал. Я увидел другой «Тахелес»: повзрослевший, серьезный. Отцам-основателям тогда было лет по 25-30, сейчас им — за 50.

Тахелес

 

В Берлине много всякого искусства. Какое место занимает «Тахелес» среди берлинского искусства?

Я проплываю по вечерним улицам Берлина, мимо многочисленных крохотных галерей  и заглядываю в окна в надежде хоть на чем-то остановить взгляд. И первое, что бросается в глаза, — прайс. Все чистенько, хорошо подсвечено, сидит скучающий рыцарь наемного труда за компьютером… И никого. Говорят, такие заведения себя оправдывают. Но меня туда не тянет.

Алесь Родин

 

А разве в Минске у тебя нет схожего чувства?

Да, есть что-то общее. Заходишь в Минске в худсалон или на выставки «современного искусства» и фиксируешь: «Да вы посмотрите только, тут одного березового леса на сорок кубов!». И это не совсем про золотые и яхонтовые рамы. Содержание…

Художники говорят, что они малюют это для того, чтобы выжить, а вот для души у них совсем иное. Правда, где выставляется это «для души», я не знаю. Не видел. Тенденция «киселеварения» получила повсеместное распространение и, как лавина, подхватила и состоявшихся, и молодых художников. Если ты хочешь понять, что я имею в виду, зайди в любой из минских выставочных залов. Голову, конечно, не даю на отсечение, но примерно 80% работ будут в стиле «кисель» (хорошее стилевое определение, жаль, придумано не мной). В приложении практически всегда рама из «драгметаллов». Лично меня слегка шокировала выставка витебских художников во Дворце искусства накануне «Даха-Жаха» (выставки-фестивали «Дах» проходят не только в берлинском «Тахелесе», но и в Минске на разных площадках, центральной из которых является Дворец искусств // прим. АА): выставка была «не кисельная». Потом я слышал мнение двух «традиционных» художников, что и они, несмотря на такую закваску, цокали языками от приятного удивления.

Митрич и Алесь Родин / Тахелес

 

Такое чувство, что «ДАХ» зажигает Дворец искусств на месяц, а потом снова наступает тишина. Может быть, «ДАХ» в Минске необходимо проводить чаще?

Крупные «Дахи» просто невозможно проводить чаще. После окончания фестиваля проходит несколько месяцев, прежде чем снова появляется непреодолимое желание вернуться на свои круги. Потом запускается идейный маховик, позже возникают вопросы по согласованию сроков, места и т.д. Причем, даже согласовав все, в любой момент ждешь подножки, как это уже бывало.

С момента выхода на финишную прямую подготовки до открытия феста проходит не менее полугода. Дальше жизнь в режиме Даховского времени, когда вступает в действие циркуляр об «Ахвярах Мастацтва»… Все остальное на время забыто, спрятано, задвинуто… И несмотря на такой темп, остается время, чтобы организовывать «Дахи» калибром меньше, то в Минске, то в Берлине…  Таковыми были  и «Дах-10», и «Дах-12», «Дах-13», а также  различные мероприятия (посвященные Чюрлёнису и Дроздовичу, Петрову-Водкину, Науману), ну и повыступать там, где требуется механёрское вмешательство.

Перформанс Митрича и Алеся Родина / Тахелес

 

Расскажи о берлинских зрителях.

Как-то раз на пятом «ДАХе» в «Тахелесе» у меня возникла одна идея, но рядом не оказалось людей для реализации. И тут на выставку вдруг заходит девушка и спрашивает меня о чем-то по-русски. Так, слово за слово я узнаю, что она профессиональная танцовщица. И я предложил ей поучаствовать в своем перформансе. Потом к нам присоединяется ее подруга, американка. И вот так к вечеру, за два дня до перформанса, буквально из воздуха собираются три профессиональные танцовщицы — немка, американка и украинка. К нам подключаются художники и музыканты. Вечером мы уже выходим на улицу перед «Тахелесом». Никого нет: так, ходят какие-то туристы. Начинаем. Играет русский музыкант-виолончелист, поляк Томаш декламирует стихи на немецком, Алесь Родин ходит вокруг, я делаю свое дело, девушки танцуют… В какой-то момент я поднимаю голову и вижу, что на нас смотрит человек сто! Стоят, занимают весь тротуар, мешают пройти… Вот что такое «Тахелес».

Перформанс Митрича и Алеся Родина / Тахелес

 

Ссылки:

Фестиваль Дах: www.dach-n.by

Тахелес: www.super.tacheles.de

_______
Читать по теме:
_______