Интервью с польским арт-критиком и куратором Кшиштофом Станиславски, издавшем в Польше альбом «Современное белорусское искусство — НАНОВО». В альбом вошли: группа «Revision», Максим Вакульчик, Руслан Вашкевич, Павел Войницкий и группа «Позитивные действия», Жанна Грак, Михаил Гулин, Андрей Дурейко, Артур Клинов, Андрей Логинов, Алексей Лунев, Александр Некрашевич, Владимир Парфенок, Виктор Петров, Игорь Савченко, Антонина Слободчикова, Максим Тыминько, Сергей Шабохин. Презентация альбома прошла 17 мая в галерее современного искусства «Ў».


 

Как вам удалось так быстро создать этот довольно объемный каталог?

Это была только моя инициатива, профинансированная грантом. Сработалась команда – поэтому мы справились с реализацией проекта в столь короткий срок. К примеру, дизайнер, с которым мы работали, на мой взгляд, очень хорош. Данный каталог участвует в одной из самых важных в Польше издательских наград «The Most Beautiful Book of Year 2011». Эта премия организована Польским товариществом книжного издания (Polskie Towarzystwo Wydawców Książek). В Польше эта награда сравнима с Оскаром в Голливуде. Каталог номинирован и, возможно, получит приз в категории «Графическое оформление» в категории «Книги об искусстве» и «Художественный каталог». Ждем вердикта жюри  конкурса в ближайшее время. Если даже не получим приз, мы уже получили отзывы в Польше, что это отличное издание.  Если говорить о технических вопросах: весь процесс написания текста занял три месяца, дизайн альбома — еще один месяц, печать — две недели.

Для кого издан каталог, для польской публики или для белорусской среды?

Если говорить о публике, то прежде всего каталог направлен для людей, которые интересуются белорусским искусством, но находятся за пределами Беларуси. Определенно, он доступен и в самой Беларуси, но написан на польском и английском языках.

Главной идеей при создании каталога являлась возможность продвижения современного белорусского искусства в Польше, Литве, Германии, на западе Европейского Союза. А в процессе создания каталога появилась идея создать версию iBook (электронный вариант в pdf-формате). В наше время все глобализируется, и я захотел, чтобы эта iBook была доступна во многих крупных книжных магазинах всего мира.

Разворот альбома «Современное белорусское искусство – НАНОВО» / автор: Кшиштоф Станиславски

Какие трудности Вы встретили во время подготовки и издания каталога?

Было много трудностей.  Но я работаю в этой сфере больше 30 лет и могу с этим справиться. Например, обыкновенная проблема, связанная с тем, что работы художника после личной встречи оказывались «не тем, что надо». С этим каталогом такого не было. Я имел уже готовый план и знал окончательный список художников. Но при этом был очень большой и тщательный отбор, необходимо было выбирать конкретных людей и конкретные работы.

Были ли проблемы с большим расстоянием, с возможностью контактировать с художниками, которые находятся далеко от вас?

Искренне говоря, с этим не было никаких  проблем. Я был даже удивлен, в позитивном смысле, тем, что встречаюсь с радушием и отзывчивостью. Меня никто не знал в Беларуси. Я приехал неожиданно, как парашютист, который хочет здесь быстро сориентироваться, разведать обстановку. Этот открытый прием произвел на меня впечатление, такого уже нет в западных странах. Художники  говорили: «Хорошо, дадим тебе все, что понадобиться, обращайся». Это было прекрасно. В Польше мы уже сформированные, затверделые.

Понимаете, большой ценностью во время работы над этой книгой было личное эмоциональное приключение. Говорю без шуток, такого отношения я давно не встречал нигде.

Каким образом происходил отбор художников для этого каталога? Почему же представлено именно это количество художников в каталоге, ни больше ни меньше?

Хороший вопрос. Я знал, насколько большой может быть альбом. Я уже давно пишу и знаю, что данный каталог не может быть энциклопедией современного белорусского искусства. Такому необходимо отдавать целую жизнь или как минимум 10 лет. У меня не было столько времени. Поэтому, используя свой опыт и свою точку зрения, я собрал именно этих художников, которые, с другого, со свежего взгляда, без предвзятостей и какой-либо подоплеки, имеют определенную ценность, аттрактивность и определенные шансы на то, чтобы заинтересовать мир.

Во время презентации вы говорили, что кто-то просто не подходит для этого каталога.

Это и была моя главная цель — определённый универсализм: не показать, что тот или иной художник важный, а наиболее важным было качество искусства, его значение в разных контекстах. В какой-то степени я опирался на свой вкус, который выработался за годы работы. Я хочу писать только о людях, которые мне нравятся, имеют свое универсальное значение. Думаю, что искусство имеет смысл тогда, когда несет в себе качества, которые понятны «для других», которые будут не только понятны через 10 или 30 лет, но и важны. И вероятно, тогда уже никто не будет помнить о сегодняшнем президенте или премьере. Это, в моем убеждении, является качеством искусства. Ведь если вы смотрите на произведения Рембрант — вы не вспоминаете, кто был тогда королём, правда?

Кшиштоф Станиславски / 2012 // фото: © Илона Дергач / artaktivist.org

Скажите, 18 художников, освещенных  в каталоге, — это представители современного белорусского искусства? Можно ли сказать, что искусство Беларуси «бедное» и нет больше художников, соответствующих данному отрезку времени?

Могу сказать, что белорусское искусство богатое. И этот выбор художников для каталога — только начало презентации. Я уже думаю о втором издании, но не знаю, будет ли финансирование. Что касается  третьего каталога, то тут встает вопрос о количестве хороших актуальных художников: есть ли столько в Беларуси? Время покажет. Второй этап каталога — это большая выставка белорусских художников в Польше и Германии. И кроме художников, представленных в каталоге, хочу показать на выставке работы сильной группы молодых белорусских художников, по крайней мере — десяти. Думаю, на выставке должно быть 50% молодых художников. Молодые люди, которые закончили Академию и хотят что-то делать в этой сфере, могут претендовать на большие шансы для мировой карьеры.

Вы хотите сказать, что молодой белорусский художник, не имея за плечами карьеры, возможно, не окончив еще Академию, но с большими амбициями — может претендовать на участие в выставке в Польше и Германии, выслав проект или будучи отобранным куратором?

Такого не могу гарантировать. Однако возможно определенное предложение: например, для посетителей вашего портала ART AKTIVIST. Но это не является гарантией участия в выставке. Извините, но я довольно критичный, как критик.

Разворот альбома «Современное белорусское искусство – НАНОВО» / автор: Кшиштоф Станиславски

Есть ли какие-то особенности у белорусского искусства?

Очень трудно сказать. Современное искусство очень глобализировано. Не могу сказать, что есть что-то, чтобы отличало в каком-то определенном смысле. По-моему, современное искусство Беларуси имеет особенность. Это некая эмоциональность и аутентичность людей из восточной Европы, романтичная  ментальность, не связанная с тем, каким бы  нас хотел видеть Запад. По-моему, речь идет о более глубоком ощущении, я бы назвал это «геном Речи Посполитой». Когда-то мы все были одной семьей, и это был прекрасный политический проект.

Очень похожий на Евросоюз…

Да, это был, возможно, первый Евросоюз в истории, только он был более демократичным. Сегодня ЕС — это очень коммерческая структура, раньше все выглядело в более радужных перспективах. Мы знаем, что Беларусь и Польшу разделили, хотели поссорить между собой, стереть «ген». И это — общее мнение. Продолжая говорить об особенностях в белорусском искусстве, мне кажется, что здесь идет речь об исторической ментальности людей, которая очевидна посредством искусства, которую трудно исследовать научно. Это все происходит на уровне интуиции. Ведь как критик искусства, я имею право на свою интуицию, в отличие от ученого.

Разворот альбома «Современное белорусское искусство – НАНОВО» / автор: Кшиштоф Станиславски

После презентации многие из присутствующих отмечали вашу здоровую и объективную критику, лишенную каких-либо предвзятостей и предрассудков.

Я безмерно рад такой оценке, потому как знаю, что есть разные проблемы. Галерея «Ў» имеет свою политику, также есть своя политика у государства в отношении искусства. Все вместе так запутанно, что я не хочу все это понимать и приспосабливаться к этому. Я всего лишь человек, который пришел извне и хочет сделать что-то хорошее, не беря во внимание все эти «элементы». Такие местные элементы есть и в Польше, и во Франции, везде присутствуют сообщества со своей идеологией. Но только здесь, в Беларуси, есть нечто иное, что больше всего притягивает в вашу нестандартную ситуацию страны, где есть такое супер-искусство. Здесь все абсолютно уникально. Похожая ситуация с искусством была в Польше, в 80-х, когда было военное положение: именно тогда были сделаны прекрасные картины, гениальные скульптуры, художники чувствовали себя просто превосходно. Думаю, что в определенном смысле Беларусь находится в похожей ситуации.

Да, мы убеждаемся на собственном примере в том, что кризис в стране порождает стремительное развитие культуры в целом.

Парадоксально, повторюсь, у нас тогда была ситуация идентичная вашей сегодня. Я зарабатывал 17 долларов ежемесячно, не имел своего жилья, родились дети… Но все мы были счастливы. Самым важным является то, сколько идеальных картин нарисовали художники того времени в Польше. На протяжении следующих 30 лет никто не сделал подобного. Возможно, искусство требует «пинка», принижения социализмом. Очевидно, что это больная теория. Не знаю, сказали ли бы так американские критики. Но поверьте мне, я пережил это в Польше 80-х. Вы переживаете это сегодня, и так оно выглядит. Другое дело — что напишут искусствоведы.

Кшиштоф Станиславски / 2012 // фото: © Илона Дергач / artaktivist.org

Какое будущее этого проекта? Речь не о каталоге, но о возможных других его проявлениях.

Ближайшая перспектива — это выставки в Польше. Этот проект затрагивает продвижение белорусского актуального искусства в Польше и дальше в Западной Европе. Это будет в ближайшие два года.

Вы хотели бы стать зарубежным экспертом в области белорусского искусства?

Очень хотел бы. Но тогда стоит еще очень многому научиться. Планирую еще и еще приезжать в Беларусь. В данном случае присутствует поддержка со стороны Польского института — это ведь связано с финансированием. Если будет материальная помощь со стороны институций на проекты такого рода, то все успешно продолжится. Пока это еще начало.

Как вы считаете, чего не хватает или стоит улучшить в белорусском искусстве?

Nobody’s perfect, как говорилось в одном голивудском фильме. На Венецианской биеннале павильон белорусского искусства стал нулевой точкой. Точкой отсчета для продвижения всей Беларуси вне Беларуси. Это большая работа, требующая совместных усилий разных институций страны. Но тут этого нет.

Разворот альбома «Современное белорусское искусство – НАНОВО» / автор: Кшиштоф Станиславски

Одним словом — не хватает финансирования?

В данном случае речь не о деньгах. На примере участия в биеннале, в конечном счете — они есть. Было бы желание и понимание властей, что продвижение белорусской культуры, и искусства в частности, имеет такое же значение, как и популяризация спорта. Может, вместо хоккея стоит продвигать живопись и видео? Это очень трудно, почти невозможно сделать, но необходимо с чего-то начинать. И это важно. Думаю, ключевым элементом является межрегиональная работа: сотрудничество белорусов с Польшой, Литвой, Украиной, со странами, граничащими сегодня с ЕС, но когда-то бывших одной (речь о Речи Посполитой). Ведь мы, поляки, имеем такие же проблемы и схожую ментальность. И в этом заключается определенная паранойя, о которой я много раз писал. Мы в Польше лучше знаем немецкое, американское, английское или итальянское искусство, нежели белорусское или литовское. Своего рода парадокс. Богатые страны имеют во много раз большие бюджеты на продвижение своей культуры за границей. Но необходимо помнить, что этот «ген» Речи Посполитой нас как-то роднит, объединяет и стоит этим пользоваться.

Наверное, через какое-то время мы придем к неформальному союзу между Польшей и ее странами-соседями на востоке. Будем как-то двигаться в этом направлении и вспомним те корни и историю, которые нас роднят и объединяют.

Об этом и речь. Ведь диктат французского изобразительного искусства или немецкого и американского во всем мире не позволит внезапно появиться своему Рихтеру в Минске или Варшаве. Франция и Германия продвигают свое искусство столетиями, причем очень успешно, диктуя свои правила и имея арт-рынок уже на протяжении 100 лет. Надеюсь, нам потребуется меньше времени на продвижение культуры и создание рынка. Но с учетом того, что будет появляться только по-настоящему качественное искусство! Верю, что тогда и Нью-Йорк, и остальные двери будут открыты.

// беседу вели: Илона Дергач и Павел Преображенский

// перевод с польского: Павел Преображенский

_______
Читать по теме:
_______