В новой рубрике «Круг интересов» наши герои рассказывают о том, что в данный момент приковывает их внимание: художники, выставки, культурные феномены.

Первый герой нашей рубрики – Марина Напрушкина. Она рассказала Art Aktivist’у о пяти художницах, которые, на ее взгляд, воплощают важнейшие миссии искусства: говорят о реальной жизни, вскрывают и решают конкретные социальные проблемы.

Есть люди, чью работу и жизненную позицию я уважаю и общение с которыми всегда дает мне сильный импульс к действию. Я расскажу о тех, с кем мне лично посчастливилось встретиться или работать вместе.

 

Марта Рослер


Марта Рослер – американская художница-феминистка, автор многих книг и критических эссе. Писать о Марте можно много, однако для того, чтобы узнать о ней больше, лучше самостоятельно познакомиться с ее текстами и работами (тексты Марты регулярно появляются на страницах журнала E-Flux).

Я перешла в класс Марты Рослер сразу после того, как она начала преподавать в Академии искусств во Франкфурте. Несмотря на то, что у Рослер был свой класс, ее занятия были всегда открыты для всех желающих. Занятия, или скорее встречи, никогда не носили дидактический характер. Марта никогда не просила показывать ей наши работы и не показывала свои собственные. Метод общения и преподавания явно отличал Рослер от ее коллег-профессоров, в классах которых царил культ личности преподавателя.

Атмосфера в нашем классе сильно отличалась от той, которая образуется при авторитарном преподавании «сверху вниз», от которого, кстати, страдают не только студенты, но и преподаватели. Обучение – это двусторонний диалог, во время которого каждый приобретает опыт и знание, в том числе и преподаватель. Образовательный процесс зависит не от учеников, а от политики преподавания. Естественно, что женщина-феминистка, ощущая на себе и анализируя господствующую систему дискриминации и власти в обществе, будет максимально сопротивляться ее воспроизведению.

Марта всегда носит с собой небольшую любительскую фотокамеру, она и есть ее рабочий инструмент. Это очень демократичный подход к процессу создания искусства, такой фотоаппарат может быть у каждого и каждой. Хорошему художнику не нужна дорогая техника: с помощью самых простых средств можно сделать мощную и глубокую работу, наполненную смыслами и вскрывающую максимальное количество острых проблем.

Видео «Семиотика кухни» или серия коллажей «House Beautiful: Bringing the War Home» стали уже классикой в истории искусства. Многие работы были сделаны в 70-х годах, но они до сих пор не потеряли своей актуальности.

В своих работах Марта показывает, насколько искусственно разделение на публичное и приватное: не бывает исключительно личных проблем – есть проблемы политические. Анализ репрессированного, дискриминированного женского в ее работах сочетается с жесткой критикой социальной и политической системы.

Перенося ситуацию в наши реалии, достаточно подумать о том, как работает подчиняющий государственный аппарат контроля в Беларуси. О том, как официально определяется публичность и личное пространство и что происходит на самом деле, насколько сильно моделируется наша повседневность «сверху». Обязанность школьного и дошкольного воспитания, учеты в поликлинике, военная обязанность, цензура и контроль на работе, вплоть до самых «брутальных» форм вторжения: арестов на улицах во время акций протеста и т.д. При этом большинство жителей страны наблюдает радужные лица телеведущих на каналах белорусского телевидения.

Martha Rosler / If You Lived Here…, 1989 / installations and series of performances / Dia Art Foundation

«If You Lived Here…», 1989, Dia Art Foundation. В проекте принимали участие более 50 художников, кинематографистов, фотографов, архитекторов, а также бездомные, переселенцы, активистские группы, волонтеры и школьники. Марта делает видимой проблему нищеты и условий выживания бездомных. Она задает вопрос: что делают люди, чтобы сохранить свои дома, и что случается, когда это им не удается?

 

 Таня Бругера


Таня Бругера – кубинская художница. С ней мне довелось познакомиться в Музее современного искусства в Стокгольме, мы вместе участвовали в одной из бесед на тему цензуры. Кроме нас в дискуссии принимали участие еще Нилофур Фарук и редактор пакистанского журнала об искусстве. Накануне мы с Таней обсуждали, почему в этом мероприятии нет участников из Швеции или других «демократических» стран, ведь с проблемами цензуры художники сталкиваются по всему миру. Мне запомнилась речь Тани, в которой она затронула проблему цензуры с очень личной стороны – на примере истории своей семьи. Ее отец был одним из участников Кубинской революции 1959-го года и впоследствии министром при Фиделе Кастро. Он всегда был на стороне правительства и даже пытался вербовать Татьяну в секретную службу. Возможно, затяжной конфликт с отцом и подталкивал ее к созданию работ и перформансов. После его смерти она долго не могла приступить к работе, поскольку вместе с отцом как будто ушла необходимая для работы энергия.

В рамках Гаванской биеннале, которая проходит с 1984, Бругере удалось показать очень острые и провокационные для местных властей работы. Когда я спросила, каким образом ей удается делать такие проекты внутри страны, она ответила, что среди знакомых всегда найдутся единомышленники, готовые пойти на риск, чтобы поддержать тот или иной проект.

На биеннале в 2000-м году Бругера представила проект «Untitled». Длинный коридор бывшей военной тюрьмы был наполнен тростником, в конце туннеля демонстрировалась проекция видео с речью Кастро. Попадающий в темноту зритель шел на свет в конце туннеля и лишь на обратном пути замечал обнаженные тела людей, стоявших по краям стены и выполнявших странные движения. Это была явная отсылка к репрессивной политике власти. На следующий же день проект был удален с выставки. 

В Гаване Бругера на свои средства создала Behavior Art School – первую школу политического искусства и перформанса. Таня работает со студентами, приглашает к участию в проведении занятий художников и кураторов со всего мира. Сама она описывает школу как «пространство для независимого образования, альтернативу государственной системе образования и преподавания искусств». Занятия в школе основаны на понимании и применении искусства как инструмента для трансформации идеологии через действие – «civic action» – и открыты для всех желающих.

Бругера много говорит о «полезном искусстве» и роли художника как гражданина:

«Мы часто ссылаемся на заявление Йозефа Бойса о том, что каждый человек является художником, но как насчет того, что каждый художник является активным гражданином?».

В тексте «Useful Art» Бругера пишет: «Полезное искусство – это способ работы с эстетическими переживаниями, которые нацелены на реализацию искусства в обществе, где задача искусства – не определение и “сигнализация” проблемы, а предложение возможных решений и их реализации. Мы должны вернуться к тому периоду времени, когда искусство было не только тем, на что сморят с благоговением, но и источником идей. Если это политическое искусство – оно имеет дело с последствиями. Если оно имеет дело с последствиями – думаю, это искусство приносит пользу».

Проект общественно-политического движения «Международное движение мигрантов», над которым сейчас работает Таня Бругера, поднимает проблему миграции и правового бесправия, социального исключения мигрантов. Я считаю, что это одна из ключевых тем на сегодняшний день, которой манипулируют на политическом уровне. Система национальных государств в рамках капиталистической системы, с ее неравномерным распределением капитала, будет неизбежно «выплевывать» все большее количество людей, обрекая их на бесправное существование. Бругера, как художница, которая четко нащупывает самые болевые точки в обществе, не может просто наблюдать за ними со стороны – она сама погружается в травматическую среду и предлагает искать выход и возможные решения проблемы.

 

***

 

Искусство – это не только пространство для критики и рефлексии, но и способ генерирования альтернатив. Эту идею поддерживают такие художники, как Павел Альтхамер, Артур Жмиевский, Йоханна Райковска. Художник для них – прежде всего гражданин, активный участник и проводник социальных процессов, преобразующий вокруг себя политическую и социальную среду. Это искусство, которое не замыкается в узком кругу художественного сообщества с его скрытыми кодами и логикой, а апеллирует к обществу, к различным социальным группам. Оно может и должно поднимать на повестку дня такие вопросы, как исключение и дискриминация социальных групп, право на общественное пространство, социальные и политические права и т.д.

 

Йоханна Райковска


Йоханна Райковска / из проекта «Рожденная в Берлине»

Йоханна Райковска – автор многих исследовательских и коллаборативных проектов. Я познакомилась с ней во время подготовки к Берлинской биеннале, когда она работала над видео «Рожденная в Берлине»: Йоханна снимала свою личную историю пребывания в Берлине во время беременности и родов дочери.

Работы Райковской, такие как «Пальма» или «Оксигенератор», делают видимыми маргинализированные группы населения, реконструируют вытесненную из общественной памяти историю. Тем самым художница поднимает вопрос о том, кто решает, как должно быть организовано публичное пространство, ведь правом БЫТЬ в городе и иметь свое место в нем обладает каждый из нас. Работы Райковской – это не только эстетические объекты, они несут в себе мощный политический заряд. Это как раз то, чего нет в нашем публичном искусстве (вспомним, к примеру, установленные в последние годы бронзовые городские «скульптуры-украшения»).

 

Скульптурный парк Бродно (Варшава)

Бродно – один из районов Варшавы с замечательным парком. «Скульптурный парк Бродно» – это долгосрочный проект, реализованный при участии художников, жителей Бродно, Музея современного искусства при частичном содействии городских властей. Он был открыт в июле 2009 года. Одним из главных инициаторов проекта стал Павел Альтхамер. В феврале этого года, гуляя со мной по заснеженному парку, Павел рассказывал об отдельных объектах и сложностях, которые возникали при их реализации. Например, работа Риркрита Тиравания – серебристый объект-киоск, который используется по назначению летом. В нем добровольно работает живущий по соседству художник. К киоску до сих пор не подведено электричество, которое необходимо для кипячения воды и приготовления еды. Долгие переговоры с властями проходят впустую, несмотря на предложения художников оплатить расходы из собственных средств.

 

***

Я очень дорожу общением с такими художницами, как Глюкля и Цапля (коллектив «ФНО»), Татьяна Муравская и Вика Ломаско. Все они приезжали в Минск в рамках проекта «Институт будущего», проводили воркшопы и лекции.

 

Татьяна Муравская


 

YouTube Трейлер

 

Татьяна Муравская на своем личном примере вскрывает проблемы эстонского общества. В Эстонии при становлении независимого государства, основанного на идее национального (а в случае Эстонии – мононационального) государства, был проведен ряд жестких неолиберальных реформ. В итоге бывший угнетенный внезапно стал тираном: «национальная травма» оккупированного народа лечится посредством вытеснения и маргинализации неэстонских групп населения.

 

Виктория Ломаско


Виктория Ломаско делает документальные репортажи из зданий суда, об акциях протеста и демонстрациях в Москве. С карандашом и бумагой она идет туда, где сейчас наиболее остро проявляется политическое противостояние масс и власти. Вика сотрудничает с правозащитными организациями, проводит уроки рисования в Можайской воспитательной колонии для подростков, а также делает зарисовки повседневной жизни заключенных.

 

 ***

 

С помощью искусства художницы-феминистки анализируют то, что происходит с ними и в обществе, в котором они существуют. Искусство является для них средством эмансипации – и это, на мой взгляд, очень честный подход. Если полученный опыт удается передать и разделить с другими, можно говорить о политической работе, которую могут и должны осуществлять художники.

 

 

P.S. И конечно, не забываем: Free!

 

_______
Читать по теме:
_______