Лекция Светланы Полещук, прошедшая 02.03.2012 на заводе «Горизонт» в рамках проекта «Радиус нуля. Онтология арт-нулевых»:

Прежде всего, хочу поблагодарить кураторов за приглашение участвовать в проекте «Радиус нуля», а также за то, что они предоставили возможность этих встреч. Надеюсь, вы уже обратили внимание, что встреч будет много, практически каждый день работы выставки. Признаюсь, для меня было большой неожиданностью, что именно с меня все начинается, и именно это определило во многом то, о чем я собираюсь сегодня говорить.

Лекция Светланы Полещук «Форум Znyata: белорусская фотография в начале 21-го века» / завод «Горизонт», 02.03.2012

Изначально цель этих встреч состояла в том, чтобы зрители могли встретиться и пообщаться с теми людьми, которые указаны здесь в списках экспертов и критиков. Но после вернисажа я просмотрела в интернете первые отзывы и поняла, что, несмотря на то что концепция выставки была довольно детально прописана в программе, многие вещи все равно остались непонятыми. Появилось очень много вопросов. Как вообще этот проект возник? Как формировалась экспозиция? И конечно, самый горячий вопрос: почему на стенах висят именно эти работы, а не какие-то другие? Почему упомянуты именно эти художники, а не другие? Если проект поставил перед собой цель сделать обзор десятилетия белорусского искусства, то почему мы имеем дело с таким ограниченным количеством имен? Почему многие белорусские авторы, пришедшие на выставку, не нашли себя в списках? Это вопросы, с которых хотелось бы начать. И для этого необходимо уже в самом начале восстановить концепцию проекта «Радиус нуля». Я знаю, что организаторы уже много об этом говорили и на открытии, и было интервью на ART AKTIVIST [1], и очень интересная дискуссия на tut.by [2]. Я же расскажу об этом с позиции арт-критика, которого пригласили участвовать в этом проекте.

 

«Радиус нуля» — это больше, чем выставка

«Онтология арт-нулевых» — это не только выставка, и это очень важно понимать для оценки проекта. Нужно понимать, что работы, которые здесь показаны, эта выставка и эти встречи — это не финал, а только часть масштабного проекта, который еще находится в процессе, который еще не завершился. Все началось почти год назад: в апреле 2011 года я, как и многие другие, получили приглашение поучаствовать в проекте, а 10 мая в галерее «Ў» состоялся круглый стол [3]. Это была открытая дискуссия, возможно, некоторые из вас там были и, возможно, вы вспомните, что именно там, на этом круглом столе начала определяться концепция проекта «Радиус нуля. Онтология арт-нулевых».

Инициаторы и кураторы проекта — Ольга Шпарага, Руслан Вашкевич и Оксана Жгировская — начали с того, что определили свои желания: желание исследовать десятилетие белорусского искусства 2000-2010, и при этом  исследовать самые важные события десятилетия. Здесь очень важный момент: не исследовать все, что происходило, не составлять хронологию всего, что было, не заниматься архивной работой, не заниматься энциклопедической работой, не делать никакого словаря белорусского искусства, а найти наиболее важные вещи в белорусском искусстве, доминанты. И это важно. Не было цели найти, собрать и показать все прошедшие события,  но была цель найти такие события, которые являются определяющими для формирования среды белорусского искусства.

 

Возможен ли объективный срез десятилетия?

Итак, после того, как была поставлена цель исследовать доминанты в белорусском искусстве 2000-2010 годов, следующий вопрос был— каким образом организовать это исследование, чтобы прийти к максимально объективным, корректным выводам? И если мы будем допускать некий субъективизм и пристрастность в исследовании, то где, как и насколько?

Здесь, мне кажется, важно учитывать, что в данном проекте участвовало одновременно несколько групп людей. Во-первых, это организаторы, и они же кураторы. Вторая группа — это эксперты, которые должны были произвести экспертизу имен художников, выбрать значимые имена. Третья группа — это художники. И четвертая — критики, которых пригласили для написания текстов с анализом десятилетия.

Каждая группа выполняла свою работу и, как мы можем увидеть, могла проявить в той или иной степени свой субъективизм. Так, организаторы начали проект с приглашения экспертов и критиков. И будет совершено правомерно спросить у них, какими критериями они руководствовались для отбора, почему в качестве приглашенных появились те или иные люди? Далее, эксперты могли с разной степенью детальности проводить свои исследования художественного поля и быть в той или иной степени пристрастны в выборе имен. У нас в программе размещена анкета, с которой работали эксперты, так что это частично объясняет, по каким критериям они отбирали художников.  И мне кажется, совершенно замечательно, что нам показали шорт-лист кандидатов: художников, которых упоминали эксперты, но которые не смогли набрать достаточно баллов, чтобы попасть на выставку. Все это дает более детальную картину самого процесса исследования.

Следующая группа, художники, также были активными участниками проекта, поскольку определяли, что именно они хотят показать на выставке. Как вы заметили, на выставке присутствуют не только хорошо знакомые произведения, но и совершенно новые работы, которые еще нигде раньше не были показаны. И здесь мы тоже можем задавать вопросы: почему те или иные авторы решили показать для этой обобщающей десятилетие выставки именно те, а не иные работы? Насколько эти работы репрезентативны для демонстрации их творчества?

Наконец, четвертая группа — арт-критики — также могли быть вполне субъективны в том, как они выбирают темы и как пишут свои тексты. Замечу, что еще на круглом столе в мае не совсем было понятно, о чем должны писать критики. Была идея, что критики подключатся на завершающем этапе, чтобы написать тексты о том, как прошел проект и выставка. Но в итоге оказалось, что мы работали автономно, параллельно с другими группами участников. И я, например, узнала, какие работы отобраны для выставки, только 29 февраля на вернисаже, как и все зрители. И это тоже задавало специфику того, какие темы и проблемы прозвучали в исследованиях критиков. Эти тексты мы сможем увидеть в каталоге проекта в мае.

Лекция Светланы Полещук «Форум Znyata: белорусская фотография в начале 21-го века» / завод «Горизонт», 02.03.2012

Как исследовать десятилетие: опыт Латвии

Так совпали обстоятельства, что когда меня пригласили в проект «Радиус нуля», я была на конференции в Риге и увидела там книгу «90-е: современное искусство Латвии» [4]. Это был хороший пример того, как подобные исследования делают наши соседи. Книга очень вдохновляла и давала уверенность, что мы находимся на правильном пути в своем желании подвести итоги десятилетия нашего искусства. В книгу вошли критические статьи, интервью с художниками, а также reprinted articles, статьи, которые не были написаны специально для сборника, но которые были важны для понимания латышского искусства выбранного периода. Одна из важных особенностей латышской книги в том, что в ней представлено очень много авторов, которые написали свои тексты. При этом статьи не организованы в какую-то стройную последовательность, каждый автор писал о том, о чем считал нужным. Темы очень разные: глобальное и локальное в латышском искусстве, риторика выставок, что формирует язык искусства в 90-е, альтернативные культурные организации, статус художника и т.д. Редактор этого сборника также поднимает проблему объективности/субъективности предложенного среза десятилетия и отмечает, что объем книги, большое количество собранного материала и множество авторов, которых привлекли для проведения своих мини-исследований, позволяет сборнику претендовать на то, что представленные результаты объективны и дают цельное представление о 90-х.

 

Проблема с коллективными проектами в Беларуси

Для меня было очень важно познакомиться с книгой «90-е: современное искусство Латвии», поскольку она ответила на вопрос, что является самым главным при организации таких масштабных исследований, чтобы результаты получились по возможности максимально объективными. Это — многоголосие разнообразных авторских позиций, разнообразных экспертных мнений. Мы все можем быть субъективны в своих взглядах, но когда множество взглядов собирается вместе, есть шанс получить цельную картину.

И здесь я вынуждена обратиться к очень грустной и сложной теме, которая, тем не менее, является важной, чтобы ее проговорить, поскольку имеет самое непосредственное отношение к этой выставке и финальному результату проекта.

В программе выставки размещено описание концепции, представлены списки экспертов, кураторов, художников-победителей и шорт-лист художников, но, к сожалению, не представлен еще один список, который я очень надеялась увидеть. Это список людей, которых приглашали участвовать в проекте «Радиус нуля»,  но которые по тем или иным причинам отказались. Я не собираюсь выяснять и обсуждать сейчас эти причины, пусть эту работу проделают журналисты и критики. Меня интересует лишь сам факт отказов, поскольку это слишком серьезная проблема, чтобы о ней умалчивать.

Конечно, я буду с большой надеждой ждать в мае появления каталога «Радиус нуля», но уже сейчас понятно, что он не будет таким, как в Латвии. По какой-то причине у нас постоянно пробуксовывают коллективные проекты. По какой-то причине те, кто может участвовать, вдруг отказываются участвовать. Немало проектов было сорвано таким образом, и это большой вопрос и проблема. И как кажется, уже настало время радикальных решений, когда необходимо заставить людей нести ответственность за свои решения. Например, оставить в сборнике белые страницы, указав, что здесь могла бы быть фотография или статья такого-то автора, но он отказался ее предоставить, поэтому можете поговорить об этом с ним лично, попросить прокомментировать ситуацию и т.д.

Я скажу более конкретно. В случае «Радиуса нуля» для меня было большой проблемой вдруг узнать, через несколько месяцев после запуска проекта, что из шести человек, которых пригласили писать о фотографии, осталось только два. А из двоих, которые писали, в итоге говорю здесь только я одна. Это сужение круга участвующих очень болезненно сказывается и на самом проекте, и на тех, кто остался. Безусловно, я бы чувствовала себя гораздо более комфортно, если бы знала, что вместе со мной за фотографию будут отвечать еще пять человек. Тогда мы бы имели дело с разнообразными позициями, взглядами, темами, исследованиями, результатами.

Лекция Светланы Полещук «Форум Znyata: белорусская фотография в начале 21-го века» / завод «Горизонт», 02.03.2012

Ограничения работы критиков

Как вы уже поняли из названия лекции, тема моего исследования, моего вклада в проект «Радиус нуля», посвящена порталу Zнята, и даже не порталу в целом, а форуму. Выбор темы был обусловлен как личными предпочтениями (о чем я скажу позже), так и общими ограничениями, в рамках которых приходилось работать критикам. Задача стояла в том, чтобы написать текст о белорусской фотографии, в котором были бы выделены некие доминанты и дана характеристика общей ситуации за последнее десятилетие. Изначально все выглядело очень воодушевляющее, поскольку я верила в возможность многоголосия исследовательских позиций и видела свой анализ Zнята одним из шести исследований о фотографии. Но затем в ситуации радикального сужения числа участников, когда стало понятно, что о фотографии пишут только два человека, возникли сомнения в адекватности темы Zнята, как слишком узкой для задач проекта. В итоге пришлось думать и принять решение продолжить работу с этой темой, с этим сегментом, и снять с себя ответственность за то, что в сложившейся ситуации, участвуя в этом проекте, я как критик должна сказать нечто глобальное о белорусской фотографии, раз и навсегда подвести какой-то итог, расставить все точки над і и т.д.

Следующее ограничение, которое необходимо учитывать, это временные рамки. Исследовательская часть проекта «Радиус нуля» реализовывалась в совершенно конкретный временной период: если 10 мая был проведен круглый стол, то уже в конце лета нужно было сдать статьи. Я хотела бы поблагодарить кураторов за терпение и за неоднократные продления дедлайнов! Но на самом деле не нужно думать, что проект «Радиус нуля» сможет сразу за один год своего существования решить все проблемы белорусского искусства, что вдруг появятся тексты, которых все ждали в течение последних 10 или 20 лет, что сейчас все приглашенные критики напрягутся и напишут фундаментальнейшие исследования, посвященные мельчайшим аспектам разнообразных областей белорусского искусства. Нужно быть реалистами.

Третье ограничение: уже на круглом столе было проговорено, что для этого проекта интерес представляет не эссеистика, а именно исследовательские тексты. Что такое эссеистика? Эссеистика — это когда я могу сесть вечером, расслабиться и написать некий текст на тему, которая мне может показаться актуальной. Такие тексты пишутся за один-два вечера. Исследовательский текст означает несколько иное. Своим студентам я объясняю, что нужно обращать внимание на три вещи, когда читаешь статью, особенно по искусству. Во-первых, это уровень фактов: какие данные и факты найдены, собраны, озвучены. Сейчас мы переживаем ситуацию, когда о нашем искусстве очень мало собрано фактов. И эту работу обязательно нужно проделать. Во-вторых, это уровень интерпретации: как эти факты интерпретируются, как объясняется их значимость, как проводится связь между одним и другим фактом. В-третьих, это оценка: после проделанной работы по сбору фактов и их интерпретации мы приходим к выводу, что что-то является важным, значимым или наоборот. Если есть одна только оценка без фактов, это текст, которому сложно доверять. Также проблемой является текст, в котором есть оценка и интерпретация, но нет фактов, или есть одни факты, но нет никакой интерпретации. Исследовательский текст означает, что мы можем сказать какие-то вещи о белорусском искусстве, которые будут обоснованы, когда будут видны собранные факты и произведенные интерпретации. Это тоже обуславливало выбор темы.

 

Почему для анализа десятилетия выбран форум Zнята?

Что было в белорусской фотографии 10 лет назад? Когда я начала об этом думать, то вспомнила, что 10 лет назад я сама еще была студенткой и только-только начала интересоваться фотографией. В то время было не очень много возможностей узнать что-то о белорусской фотографии.  Законодательницей моды, конечно, была галерея «Нова», в которой с 1996 года проводились очень значимые, важные выставки. Это была такая Мекка для фотографов. Также для меня огромное значение на начальном этапе знакомства с белорусской фотографией сыграл онлайн журнал «Фотоскоп»: там были собраны потрясающие тексты о белорусских авторах, и там же можно было найти статью Валерия Лобко об истории белоруской фотографии [5]. Это был такой очень авторский, очень субъективный, очень резкий текст, но после его прочтения можно было влюбиться в белорусскую фотографию, поскольку он вскрывал сам нерв местной фотографии, обнажал проблемы, задавал систему координат. Можно было найти в интернете небольшую коллекцию ссылок по белфото и несколько персональных сайтов. Вот, пожалуй, и все, с чем имел дело начинающий исследователь фотографии.

Я также вспомнила, что в 2002 году посетила выставку Игоря Савченко в Музее современного искусства. Но как зритель я попала туда случайно, просто гуляя по проспекту, потому что крайне сложно было где-то заранее получить информацию о текущих выставках и ближайших вернисажах. Когда, продумывая план статьи для «Радиуса нуля», я вспоминала эти события начала 2000-х, чтобы найти какую-то точку отсчета для подведения итогов десятилетия, в Минске как раз проходила выставка фотографии. Я уже не помню, кто был автор. Эта выставка меня никак не заинтересовала, но интересным было то, что я получила огромное количество приглашений посетить открытие. Приглашения пришли через разные каналы: рассылки, сайты, социальные сети. И я поняла, что в этом и есть, возможно, главное, к чему мы пришли за 10 лет: если изначально ощущалась некая закрытость фотографического сообщества, то сейчас у меня нет возможности  не узнать, что происходит в арт-среде. Проблема закрытости/открытости и стала толчком к тому, чтобы выбрать форум Zнята для анализа.

Портал Zнята был запущен в 2004 году и с тех пор остается площадкой, которая регулярно информирует о том, что происходит в области фотографии в Минске и Беларуси. Сначала это была новостная рассылка, затем свою работу начал форум, на который можно всегда зайти и почитать, какие выставки сейчас открыты. Я не знаю другого такого информационного ресурса, который бы так исчерпывающе информировал обо всех фотографических событиях. Есть ресурсы, которые сообщают о выборочных событиях, наиболее значимых с точки зрения редактора, но Zнята как раз интересен тем, что сообщает обо всех, даже самых малозначимых выставках. Нет никакой иерархии, здесь важна информация. Поэтому то, что делает Zнята, это очень важный шаг, чтобы сделать сообщество открытым и сделать процессы, происходящие в области фотографии, открытыми. И это движение в сторону открытости, доступности и демократизации стало одним из поводов, по которым я выбрала тему Zнята.

Лекция Светланы Полещук «Форум Znyata: белорусская фотография в начале 21-го века» / завод «Горизонт», 02.03.2012

Белорусская фотография все еще остается без истории

Тема Zнята стала для меня также продолжением тех проблем, о которых я писала в статье «Критическое заметки о белорусской фотографии», вошедшей в сборник «Белорусский формат: невидимая реальность», под ред. А. Р. Усмановой (Вильнюс: ЕГУ, 2008). Это был сборник, над которым работала целая команда авторов, и он был посвящен анализу культурных процессов в современной Беларуси. Моя статья показывала своеобразный срез жизни фотографического сообщества. Толчком к написанию послужил приезд Александра Лапина в Минск: было интересно разобраться, почему обыкновенный мастер-класс, который провел этот московский фотокритик, вдруг оказался настоящим событием в сообществе белорусских фотографов.  Для того чтобы это объяснить, мне пришлось подумать о том, каково место автора и критика в структуре белорусской фотографии, и затем появился очень важный раздел статьи «Дискурс первого как симптом жизни без истории». Тогда в 2008 это оказалось одной из самых важных характеристик состояния белорусской фотографии: это фотография, которая живет без своей собственной истории, в состоянии амнезии, спровоцированной отсутствием исследований о прошлом и отсутствием открытого доступа к артефактам. И вот через четыре года эта тема все еще остается актуальной.

Здесь я бы хотела показать книгу, о которой мы в Беларуси пока еще только можем мечтать, но которая обязательно должна когда-нибудь появиться у нас. Это книга, которая вышла в Польше в 2009 году и называется «История фотографии в Польше: 1839 — 2009»[6]. И я бы хотела обратить внимание вот на что: такие книги не появляются случайно. В белорусской фотографии присутствует такое ожидание мессии, некоего спасителя, который придет и одним махом решит все проблемы, принесет с собой толстую книжку под названием «История белорусской фотографии», в которой будут указаны все имена, упомянуты все факты, собраны все снимки и т.д. Мы часто говорим: «Вот бы кто-нибудь это сделал! Вот бы у нас появились такие исследования, такие книги!».

Но давайте посмотрим на книгу Адама Мазура внимательно, особенно на раздел, который называется «Библиография»:  мы найдем здесь 11 страниц с перечислением книг и статей на польском языке, посвященных польской фотографии! Почему это важно? Потому что Адам Мазур никогда бы не смог написать такую фундаментальную книгу, если бы до него не было проведено и опубликовано множество точечных, локальный исследований: исследования Адама Соботы о благородных техниках, диссертации Мацея Шимановича о пикториализме в Польше, исследований Кшиштофа Юрецкого об отдельных периодах истории польской фотографии, социологического анализа фотографической среды в Польше Томаша Ференца, феминистской критики канона Каролины Левандовской, концептуального анализа Марианны Михаловской и т.д. Мазур ссылается на эти исследования, использует результаты предшествующих исследований, чтобы двигаться дальше в осмыслении польской фотографии. На каждой странице указаны десятки ссылок. Эта книга написана не от себя, не в виде субъективного эссе, это научный текст, защищенная диссертация. Но повторю: появление такой книги неслучайно, она основана на множестве предшествующих исследований огромного количества авторов.

И в этом смысле напрашивается вопрос: а где наши 11 страниц с перечислением книг и статей, посвященных белорусской фотографии? Мы должны пройти этот путь, чтобы у нас появилась книга «История белорусской фотографии». И в этом смысле проект «Радиус нуля» — это тоже шаг вперед, вклад в общую копилку. Не нужно считать, что этот проект ответит на все вопросы и объяснит все проблемы, но это безусловный шаг вперед на пути к осмыслению нашей ситуации.

Лекция Светланы Полещук "Форум Znyata: белорусская фотография в начале 21-го века" / завод «Горизонт», 02.03.2012

Форум Zнята как окно в белорусскую фотографию

Еще одна причина, по которой я решила выбрать тему Zнята, это желание привлечь внимание к форму как к хорошему ресурсу, содержащему в себе массу информации о белорусской фотографии. Очень часто о форуме Zнята говорят как о пустой болтовне, никому не нужных разговорах, с которых нечего взять. Может быть, это и было бы правдой, если бы Zнята существовал какое-то непродолжительное время, но в своей тотальности, в своей массе наговоренного за все эти годы Zнята превращается в интересный ресурс, объясняющий многое о состоянии белорусской фотографии.

В этом смысле Zнята уже давно привлекал мое внимание. Так, в 2010 году я брала интервью у Сергея Михаленко, где он рассказал, как этот сайт возник: «Однажды я заинтересовался фотографией и захотел узнать о белорусской фотографии, о том, что здесь происходит. Как айтишник, я, естественно, начал искать информацию в интернете, но ничего не нашел, кроме нескольких слабеньких сайтов. И я решил, что должен быть web-сайт, посвященный белорусской фотографии, и это должно быть место, где люди могут встречаться и обсуждать, обсуждать в первую очередь, что такое белорусская фотография». Здесь важна именно эта часть, выделенная курсивом: Zнята как место, где не просто разговаривают о фотографии, но именно о белорусской фотографии. Присутствует такое измерение национального, и (что тоже важно и о чем я уже говорила) присутствует также момент открытости: к разговору приглашаются все желающие. Zнята — это площадка для дискуссий. Таким образом, для исследования именно национального аспекта фотографии форум Zнята может быть весьма интересен.

 

Что значит «анализировать»?

Когда я определяла границы своего исследования, то решила проанализировать форум Zнята с 2004 по 2010 год, однако, к сожалению, удалось сделать только 50% задуманного: 2004-2007 годы включительно, потому что сам анализ оказался очень времязатратным. Это, безусловно, минус статьи, но это также означает, что статья, которую я подготовила для «Радиуса нуля», будет иметь продолжение, так как я доведу исследование до конца и подготовлю новый текст уже по всему периоду. Три года форумных дискуссий, которые удалось проанализировать, это более тысячи форумных тем, где 1 форумная страница примерно равна 9 страницам формата А4. Например, тема «Встреча с легендой» — около 120 форумных страниц (умножьте на 9). Можно представить объем материала, который надо было просмотреть.

Естественно, возник вопрос, как это анализировать, поскольку, учитывая объем материала, важно было уже в самом начале выработать четкую стратегию анализа, которая бы позволила избежать ошибок и не привела бы к необходимости перечитывать все повторно. Пришлось поднять массу литературы по методологии исследования текстовых данных, и я пришла к выводу, что именно для этого исследования мне нужна будет специальная компьютерная программа, которая называется ATLAS.ti. Это программа, созданная для ученых, такой scientific software. Она разработана с опорой на обоснованную теорию качественных исследований и ее цель как раз помочь в организации систематического исследования сложных феноменов.

Таким образом, как проходило исследование? Был, собственно, текст форума, который, действительно, приходилось читать. Этого никак нельзя было избежать. В процессе чтения из форума выбирались значимые фрагменты, которые помечались специальным ярлыком, кодом, относящим цитату к определенной теме. Я также добавляла комментарий к каждому своему шагу, чтобы отслеживать логику принятия решений. Так формировался список кодов, который потом систематизировался по категориям. Затем шла работа уже по отдельной категории: коды прочитывались отдельно, концептуализировались, использовались для построения схем. Я показываю сейчас промежуточные варианты различный схем, которые создавались,  чтобы понять, как один код связан с другим. Здесь очень важно, что программа позволяла работать с форумом на протяжении большого периода времени. Можно было делать паузы на неделю, на две и потом возвращаться к анализу: ты открываешь программу — и все картина исследования опять перед тобой. В таких масштабных проектах нельзя полагаться на память: через месяц работы можно запросто что-то забыть, что было вначале. Поэтому все значимые фрагменты должны быть задокументированы и систематизированы. Программа сохраняет важный принцип качественного анализа — reduction and retrieval, то есть одновременно уменьшает объем данных и позволяет в любой момент вернуться к первоначальному контексту.

Лекция Светланы Полещук «Форум Znyata: белорусская фотография в начале 21-го века» / завод «Горизонт», 02.03.2012

 

Структура и краткое содержание статьи

Целью статьи было определить, какую роль сыграл форум Zнята для белорусской фотографии, какие темы были доминирующими на форуме и почему. Мне хотелось понять, с какими проблемами белорусская фотография выходит в 21-й век, какого рода темы обсуждаются, являются важными.

Доминирующие темы были выбраны по результатам прочтения форума через программу ATLAS.ti, то есть не субъективно. Статья включает в себя обзор трех доминирующих тем:

«Zнята — сообщество виртуальное или реальное?», «Союз профессионалов или любителей?», «Желание развития белорусской фотографии».  Моей целью было показать, что именно эти темы и проблемы являются тем, к чему мы пришли и что сегодня беспокоит сообщество. Раздел «Союз профессионалов или любителей?» включает три момента: портал Zнята и БОО «Фотоискусство» как раз в этот период пытались определить границы сообщества белорусских фотографов. Где они, белорусские фотографы? Кто эти люди? Кто попадает под эту категорию, кто нет? Затем очень важным событием была смена культурной политики союза фотографов. В начале своего образования в 2003 году БОО «Фотоискусство» задало очень высокие стандарты для вступления в это сообщество, а затем сделало переориентацию на фотолюбителей. И конечно же, проблема, которая оставалась актуальной: как от объединения фотографов перейти к неким действиям, важным для всей белорусской фотографии.

В следующем разделе статьи, «Zнята — сообщество виртуальное или реальное?», я пишу об этой открытости и доступности, о которой я уже говорила. Здесь вопрос, кого именно объединил портал, кто его читает, кто пишет комментарии на форуме. Здесь также, конечно, вопрос сложности интернет-общения. Мы все, кто участвовал на этом форуме, пережили эту проблему и знаем, насколько сложно выразить себя в виртуальной среде, договориться, выяснить что-то и т.д. Важная тема — встреча оппонентов: форум позволил встретиться людям, которые до этого не встречались, и обсудить абсолютно противоположные точки зрения на белорусскую фотографию. Zнята, таким образом, стал площадкой, на которой возник диалог. По крайней мере, была попытка его создать. Здесь также затронута проблема того, кого в белорусской фотографии мы считаем «признанными мастерами». Фраза специально в кавычках, потому что это выражение из самого форума: было много заявлений, что у нас есть «признанные мастера». Но насколько они смогли отстоять свой статус сегодня, в эпоху цифровой фотографии и виртуальной коммуникации, когда появилось очень много фотолюбителей, которые зачастую не знали и не собирались знать никаких мастеров. Это тоже проблема.

И, наконец, очень важная тема, которая для меня стала открытием в этом исследовании, это обнаружение того, что доминирующей темой, идущей через все форумные дискуссии на протяжении нескольких лет, была тема «желания развития белорусской фотографии». Иными словами, такой подспудной темой многих разговоров было желание, чтобы в белорусской фотографии что-то случилось: выйти из «творческой импотенции», сделать так, чтобы «фотожизнь закипела, забурлила», спровоцировать «фотографический прорыв», «изменить ситуацию». Почему это важно? Почему это имело место? В белорусской фотографии есть большая проблема с артефактами. Где фотографии? Где книги? Где альбомы? Где персональные сайты? В чем вообще белорусская фотография материализуется? Это очень важные вопросы. В статье я также показываю, как и союз фотографов, и Znyata начали конкурировать между собой в этом желании изменить ситуацию в белорусской фотографии, «покончить с пустыми разговорами» и прийти к конкретным результатам. И здесь мы приходим к финальному вопросу: а возможна ли вообще некая общая цель, общее благо, такой результат, который удовлетворил бы всех?

И я могу представить фрагмент из заключительной части своей статьи: «Пустые разговоры» (как их часто называли) на форуме Zнята  нередко дополнялись не менее «пустыми» активностями фотосоюза. Наспех организованные выставки, конкурсы, экспедиции и форумы, а также наспех изданные журналы, каталоги и альбомы не вызвали качественного скачка в развитии белорусской фотографии. Однако в своей совокупности и «слова», и «дела» позволили еще раз осмыслить белорусскую фотографию как таковую. Будучи открытым местом для коллективного обсуждения проблем развития фотографии, форум Zнята  позволил увидеть отличия и даже принципиальную несовместимость позиций участников поля фотографии, начиная от базового вопроса, что считать хорошей фотографией, до определения нужд фотографов и стратегии развития национального искусства. Эти отличия показывали невозможность некой общей цели развития белорусской фотографии, которая удовлетворила бы всех. Спад дискуссий на Zнята в конце нулевых, возможно, стал результатом понимания и признания, что белорусской фотографии как сообщества не существует, что коллективное действие на общее благо невозможно и что нет никого, кто мог бы на себя взять (или кому можно было бы вменить) ответственность за развитие белорусской фотографии в целом».

На этом я заканчиваю лекцию и готова отвечать на вопросы.

Спасибо огромное за ваше внимание!

 


[4] Devindesmitie. Laikmetiga maksla Latvija / The Nineties. Contemporary Art in Latvia. Sast. un red. Ieva Astahovska. – Riga: Laikmetigas makslas centrs, 2010

[6] Adam Mazur.Historie fotografii w Polsce 1839-2009, Kraków: Fundacja Sztuk Wizualnych, 2009, ISBN 9788392896722.

 

_______
Читать по теме:
_______