«Европейское кафе» (спецпроект интернет-журнала «Новая Европа») – один из немногих проектов, который расширяет границы белорусского образования. Организаторы проекта Ольга Шпарага и Татьяна Артимович рассказали, почему «кафе» носит название «европейского» и почему они отказались от стандартных лекционных аудиторий.

 

Откуда возникла идея организовать «Европейское кафе»? И почему проект посвящен современному искусству?

Татьяна Артимович: На мой взгляд, этот проект – логическое продолжение лекций и дискуссий, которые на протяжении нескольких лет проводил интернет-журнал «Новая Европа». Идея «Европейского кафе» в том, чтобы говорить об искусстве в неформальной обстановке: вне стен учебных заведений или галерей. Сегодня такая практика популярна в Европе и России. Но главным для нас было привлечь новую аудиторию: людей, деятельность которых не связана с искусством, которые, возможно, раньше никогда им не интересовались. И пока, мне кажется, нам это удается. С самой первой лекции, которую провела Алла Вайсбанд, к нам начали присоединяться случайные посетители кафе. Так происходит каждый раз, и это нас вдохновляет. На последнюю лекцию (Андрея Ленкевича) пришло около 150 человек.

Ольга Шпарага: Мы решили говорить об искусстве, потому что сегодня это актуально для многих. Но современное искусство интересует нас скорее как институт и практика в общественном, политическом контексте, поэтому  в рамках «Европейского кафе» мы решили обсуждать не искусство для искусства, а искусство в его связи с обществом и культурой.

Лекция Т. Артимович и О. Шпараги «Искусство вне «музея»: между эстетическим и остросоциальным» // источник: www.n-europe.eu

Почему проект, реализованный в Беларуси, называется «европейским»?

Ольга: Название проекта связано с интернет-порталом «Новая Европа»: этот ресурс направлен на европеизацию белорусов, сближение  Беларуси с другими европейскими странами. На лекциях мы обсуждаем вопросы, которые касаются не только современного искусства, но и культуры, общества и их европейского измерения. К тому же большинство наших лекторов приезжает из европейских стран.

Татьяна: Мне кажется, если бы мы назвали наш проект «Белорусское кафе», то доверие к нему значительно снизилось бы. «Белорусское», к сожалению, зачастую ассоциируется с чем-то негативным, «европейское» же, наоборот, с высоким качеством, с чем-то новым, интересным.

 

Вы полагаете, что европейские исследователи более компетентны в вопросах современного искусства, чем белорусские?

Ольга: Как показала дискуссия между Свеном Спикером, главным редактором американского журнала «ARTMargins», и белорусским исследователем Альмирой Усмановой, это не всегда так. Однако у нас не так много экспертов в области современного искусства, поэтому то, что к нам приезжают специалисты из других стран, очень полезно. Чужой опыт позволяет не только узнать что-то новое, но и посмотреть на себя со стороны, объективно оценить свои навыки и знания.

Лекция Т. Артимович и О. Шпараги «Искусство вне «музея»: между эстетическим и остросоциальным» // источник: www.n-europe.eu

Каким образом вы выбираете лекторов и темы для обсуждений?

Ольга: У нас изначально была определенная концепция и список тем: мы хотели начать со своеобразного «введения» в современное искусство, а позже раскрыть разные аспекты этого явления (например, связь национального и глобального или феномен выхода искусства за стены галерей). Также у нас есть список людей, которых мы приглашаем в качестве лекторов. Мы стараемся ориентироваться на интересы аудитории, но для реализации всех пожеланий слушателей (а их, к счастью, много) нам предстоит еще хорошенько поработать.

Вы думаете, что можно стереть границы между локальным и глобальным в искусстве?

Ольга: В Беларуси есть своя специфика, но нужно искать темы, которые бы нас объединяли с другими. Локальная проблематика в Беларуси зачастую понимается очень узко, как объединяющая национальная идея, но речь должна идти скорее о том многообразии практик (повседневных, образовательных, художественных), которые уже глобализированы, но при этом не теряют своеобразия. Например, мы все пользуемся мобильными телефонами, но стоит приехать в Германию, как сразу бросается в глаза, что в общественных местах там никто ими так часто не пользуется, как мы. Почему? Раскрытие таких незначительных на первый взгляд тем может позволить узнать и рассказать о себе и других что-то новое, интересное не только для нас. Об этом, в частности, говорил на своей лекции Свен Спикер: по его мысли, мы не сможем выйти на уровень глобального, игнорируя локальное, мы должны знать, что делать с этим локальным контекстом, как его использовать.

Дискуссия со Свеном Спикером // источник: www.n-europe.eu

На ваш взгляд, недостаток информации о современном искусстве – проблема назревающая или уже назревшая?

Татьяна: На этот вопрос нет однозначного ответа. В данном случае я согласна с Павлом Рудневым, одним из наших приглашенных лекторов: на постсоветском пространстве существует проблема в самом гуманитарном образовании. Она связана с учебными программами в школах и вузах, где 20 век в искусстве чаще всего заканчивается на фигурах Ван Гога, Гогена, Шагала и Малевича, а те безумные процессы, которые происходили в середине и в конце 20 века, не говоря уже о тенденциях 21-го, если и обозначаются, то вскользь (а это как раз то, что напрямую связано с сегодняшним днем, то есть с нами). Нашей аудитории элементарно не хватает знания тех «кодов», с помощью которых можно «прочитать» произведения современных художников, поэтому часто непонятное воспринимается как чуждое или не имеющее смысла.

По мысли Руднева, обвинять современное искусство в коммерциализации, разрушении идеалов – не совсем корректно. Сегодня классическими идеалами добра, справедливости, красоты активно пользуется массовая культура (например, в рекламе, когда с образами счастливой семьи и гармонии нам пытаются продать очередной йогурт), и именно это их дискредитирует. В такой ситуации современное искусство вынуждено занимать противоположную позицию: если массовая культура эксплуатирует понятие красоты, художник будет говорить об уродстве, чтобы вернуть красоте ее истинный смысл.

Ольга: Если уж говорить о лекции Руднева, то он затронул и еще один важный аспект: проблему гуманности. После двух мировых войн, концлагерей и прочей жестокости мы до сих пор переживаем страх, отчуждение и разобщенность, потому многие вещи уже невозможно осмысливать в прежних категориях добра, красоты и прекрасного. Мы должны говорить о проблемах, которые существуют вокруг нас. Человек несовершенен, и мы обязаны это понимать, а не бежать от безобразия – от этого оно будет только умножаться.

Дискуссия со Свеном Спикером // источник: www.n-europe.eu

Искусство сегодня выходит за пределы галерей, и формат ваших лекций тоже предполагает своеобразный «захват» городских территорий. Можно ли сказать, что в этом смысле отправной точкой «Европейского кафе» стал «Радиус нуля»?

Ольга: «Радиус нуля» и «Европейское кафе» – параллельные проекты. Сегодня многих интересуют образовательные и художественные проекты в «нетрадиционных» пространствах. Однако сам процесс освоения городских пространств начался в Беларуси еще в 90-х, когда андеграундные художники начали искать новые площадки для выставок (галерея «Шестая линия» тут хороший пример).

 

Кто составляет вашу аудиторию?

Татьяна: На лекциях «Европейского кафе» можно увидеть людей, сфера деятельности которых далека от искусства: менеджеров, инженеров, программистов.

Ольга: Мы регулярно проводим анкетирование среди слушателей, и большинство из них отмечает, что искусство входит в круг их профессиональных интересов. Но на лекции приходят не только те, кто хотел бы заниматься кураторской деятельностью или арт-критикой. Для многих наш образовательный проект – это возможность получить новые знания и расширить свой кругозор.

 

Проект «Европейское кафе» начался еще в апреле. Как думаете, вы достигли поставленных целей?

Татьяна: В первую очередь мы убедились в перспективности такого направления и потенциале проекта. Судя по дискуссиям, которые происходят после лекций, интерес у аудитории есть. Нас это очень радует. Надеемся, что эти дискуссии продолжатся и в будущем, на нашем сайте или на странице группы в Facebook. Кроме того, после презентации пьесы Павла Пряжко «Я свободен» (совместно с он-лайн журналом 34mag.net) мы задумались о сотрудничестве с другими проектами.

Ольга: Оценивать результаты проекта, конечно, должны сами слушатели. Но лично для меня «Европейское кафе» стало настоящим источником новых знаний и контактов с интересными людьми. Мне кажется, самое важное – то, что в дискуссиях мы постоянно затрагивали ситуацию, которая сложилась в нашей стране: всех лекторов мы просим проводить параллели с тем, что происходит в сфере современного белорусского искусства [1].

 

[1] Так, Мишко Шувакович отметил, что для современного искусства важно наличие определенных инфраструктур (которые мы можем найти, например, в вильнюсском ЦСИ), а такие инфраструктуры, по мысли Юлии Фоминой, еще одного нашего приглашенного эксперта, могут создаваться не только уже сложившимися институциями, но и небольшими независимыми коллективами, как это сейчас происходит в Беларуси.

 

_______
Читать по теме:
_______