Информация о возможном появлении государственного Центра современного искусства в Минске периодически появлялась еще с середины 2010 года. Под площадку будущего ЦСИ его организаторы рассматривали павильон в парке Челюскинцев, роскошное заброшенное Депо (который многие мечтают видеть в качестве культурного центра) и, наконец, обосновались в здании «Творческих мастерских Савицкого». Причем управляет этой инициативой Виктор Ольшевский, тот самый художник, чья, мягко говоря, вызывающая и обескураживающая выставка «Белое пятно в центре Европы» сейчас проходит в Национальном художественном музее.

Виктор Альшевский / две самые неоднозначные работы с выставки "Белое пятно в центре Европы" // источник: www.charter97.org

«Освободившиеся» после смерти Савицкого мастерские тут же перехватили под Центр. На первую демонстрационную выставку, на которую я пришел в конце декабря 2011 года, по слухам, потратили немалую сумму денег. Формальным поводом для демонстрации будущего Центра министру культуры, которого пригласили на открытие выставки, и для которого, собственно, и была организована вся эта презентация, была выбрана дата 30-тилетия со дня открытия «Мастерских Савицкого». Признаться, в самом пространстве Мастерских почти ничего не поменялось, разве что все завесили картинами, графикой и зачем-то обставили декоративно расписанной мебелью, распахнули почти все двери и расписали стены второго этажа а-ля «Тахелес». На что потрачены были деньги – абсолютно не ясно, подобную презентацию работники Мастерских могли сверстать своими силами в короткие сроки. После посещения министром культуры этого мероприятия мне не терпелось поговорить с «директором» Ольшевским, но он отказался давать интервью, попросив меня поговорить с Георгием Заборским, молодым сотрудником ЦСИ.

Георгий Заборский

Вот как Георгий сам себя позиционирует: Георгий Заборский – белорус, работающий консультантом по развитию российских городов и основатель маленькой частной школы архитектуры в Минске, решил перенести часть своих активностей в создаваемый Центр современных искусств и, таким образом, сделать следующий шаг в развитии диалога между официальными структурами и творческими сообществами. Предложение о сотрудничестве с вновь создаваемым центром стало одним из итогов проведенной по инициативе Георгия сессии «Креативный город: есть ли у Минска шанс», задуманной как точка начала диалога между арт-средой, теми, кто создает пространство города, и представителями гражданских сообществ.

 

Сергей Шабохин: Виктор Ольшевский, нынешний директор мастерских имени Савицкого – места, где мы сейчас находимся и которое он предлагает переименовать в Центр современных искусств – отказался давать интервью порталу ART AKTIVIST. Узнав, что я хочу поговорить с ним о выбранной культурной политике новой институции, он сказал, что «о никакой политике он говорить не намерен», и посоветовал проинтервьюировать тебя. Ответь тогда ты, какова культурная политика центра, если она уже сформирована?

Георгий Заборский: Сейчас суть в том, что Центр современных искусств как институт для Беларуси явление совершенно новое, и на данный момент культурная политика не выбрана, не выстроены ключевые решения, не подписаны базовые документы, есть только несколько вероятностных сценариев, как он будет развиваться. То, что ты видел сегодня – это только заявка на будущее, презентация того, как он мог бы работать. Все работы, которые здесь сегодня показывались, сделаны внутри центра, но еще в его предыдущем формате художественных мастерских, которыми он раньше был.

Михаил Савицкий // фото с выставки, посвященной зо-ти летней дате со дня создания "Творческих мастерских имени Савицкого"

У меня есть этический вопрос как раз касательно того, чем он был и чем он пытается стать. Это были мастерские имени Савицкого, и сегодня вы заодно презентуете несколько залов, посвященных истории мастерских в честь юбилея организации. Не кажется ли вам циничным на 30-летие мастерских, сразу после смерти Савицкого (он умер в прошлом году) переименовать их в Центр современных искусств, убрав фамилию Савицкого?

Конечно, лично у меня был некий этический вопрос по этому поводу. С одной стороны, это творческие мастерские Савицкого, и, соответственно, с того момента, как он перестает руководить мастерскими – достаточно глупо называть их по прежнему «Творческими мастерскими имени Савицкого». То есть это не храм его имени, который должен остаться таким всегда, а просто действительно мастерские, которыми он управлял и задавал им какие-то важные направления. Сейчас ему это не удастся. С другой стороны, вопрос создания пространств современного искусства в Беларуси настолько важен и актуален, что я лично готов закрывать глаза на то, что когда-то здесь были академические мастерские живописи.

Один из залов в ЦСИ, посвященный зо-ти летию "Творческих мастерских имени Савицкого"

Действительно, проблема экспозиционных пространств в Беларуси очень острая. Я знаю, что отчасти лично министр культуры Павел Латушко инициировал появление Центра современного искусства. По сути, появление ЦСИ является госзаказом, на создание новой институции будут направлено финансирование из госбюджета. Ваша инициатива выглядит сейчас так, как будто вы просто пытаетесь получить это финансирование. Не кажется ли вам легкомысленным назвать это пространство так громко – Центром современных искусств – лишив возможности действительного формирования в Беларуси институции, которая смогла бы соответствовать этому формату? Звание Центра еще, пожалуй, нужно заслужить своей деятельностью. Будет ли он осуществлять функции ЦСИ, и вообще, что это за функции на твой взгляд?

Да, это правильный вопрос. Я уже говорил, что у нас есть несколько сценариев возможного развития, и я буду говорить только о том сценарии, с которым работаю я, и который я пытаюсь привести к реализации. В рамках этого сценария ЦСИ — это структура, состоящая из ряда постоянно работающих кураторов и кураторов приглашенных. И в первую очередь –   это пространство и источник ресурсов для кураторской деятельности. В случае если такая схема сработает – это действительно можно будет смело называть Центром современных искусств. Если мы признаем, что наша компетенция в области современного искусства недостаточна как коллектива действующего ЦСИ – мы начнем работать с внешними кураторами, работающими над своими проектами, и которые будут сменяться, обеспечивая постоянным наполнением пространство – то это будет ЦСИ. Второй момент, который здесь важен – это оценка качества работы. Если в старом понимании творческих мастерских оценка производится дирекцией, то в ЦСИ оценка может производиться: либо открытым экспертным советом, структурируемым по тем или иным механизмам, или внешними приглашаемыми экспертами.

В одной из "распахнутых" мастерских в ЦСИ

 

По сути, вы сохраняете те же мастерские, где работают художники и студенты из Академии искусств, готовящие свои дипломные проекты? И как я понял, отличие лишь в том, что приглашаются кураторы, которые еще и экспонируют каким-то образом произведенную в мастерских продукцию?

Не совсем так. Первый момент – студенческие мастерские здесь присутствуют временно, поскольку в Академии искусств сейчас идет ремонт, и им здесь просто предоставляются площади для занятий. И они не связаны с реальной структурой ЦСИ. И во-вторых – речь идет не только об экспонировании, но и о реализации проектов, то есть куратор определяет, какой проект, заявленный художником, будет реализовываться, основываясь на кураторском видении будущего потенциала этого проекта. Куратор, который видит будущее, который видит, что через год  будет актуально.

Коридор первого этажа ЦСИ был завешан работами Владимира Кожуха

 

Не будет ли это творческим заказом художникам? Ведь чаще всего куратор работает с готовыми произведениями.

Очень двойственный аспект. Это у нас в Беларуси куратор работает с готовым продуктом. В международном контексте куратор работает в двух направлениях: часто это действительно работа с готовым продуктом, но также часто – это продюсер,  участник создания проекта с самого начала.

После того как в Академии завершится ремонт, тут сохранятся мастерские, но если нам удастся провести схему работы с кураторами, то площади будут  управляться кураторами, будут выдаваться под реализацию тех или иных проектов. Кураторы будут искать художников и предоставлять этим авторам ресурсы, в том числе пространство.

Второй этаж ЦСИ был отдан под выставку группе "Неоновая голова" // куратор: Дмитрий Шаповалов

Это могут быть какие угодно художники, в том числе художники, работающие за рубежом? Предпочтение будут отдаваться «официальным» художникам и начинающим авторам заканчивающим ВУЗы, или ЦСИ открыт для всех, в том числе тех, кто не имеет художественное образование?

Конечно, один из вопросов, который уже обсуждается вокруг ЦСИ, это вопрос о создании арт-резиденции (хотя это сложная и далекая перспектива). На мой взгляд, это не скоро, но раз уж зашла речь.. По поводу выбора, как я и сказал, если мы начнем работать в модели с кураторами, то именно их авторское видение станет основой создания экспозиций. Если будет существовать административная рамка, в которой будет прописано, что  в ЦСИ можно работать только получившим диплом – это будет сразу ограничивать куратора. Скажем, возможна такая ситуация: в направлении полиграфического дизайна конкретный куратор будет против участия непрофессионалов, то в направлении живописи куратор, напротив, решит, что ему совершенно необходимы живописцы-непрофессионалы – это возможно.

На презентации ЦСИ было выставлено много декоративной мебели

Меня по-прежнему волнует вопрос терминологии. Сегодня на выставке я увидел много разнообразных работ, например, расписную мебель, которую, как написано в рецензии к выставке, вы назвали арт-объектами, хотя это прикладные чисто оформительские объекты. Путаться с терминологией в таком месте, которое вы заявляете на финансирование, противопоказано. По сути, ваш ЦСИ правильнее сейчас называть «Творческим центром изобразительных искусств» или «Лабораторией изобразительных искусств», если хотите. Не слишком ли опрометчиво поступит Министерство культуры, вложив средства в ваш Центр? Почему Министерство не инициирует открытый тендер на создание Центра? Я не против вашей инициативы, конечно, Минкульт должен поддерживать подобные проекты. Но ведь на деле он получит шикарный творческий центр, но Центр современного искусства, как мне кажется, вряд ли. Во всяком случае, на том уровне, на котором он должен быть. Ведь ключевой аспект для работы подобной институции – это профессиональная исследовательская деятельность, как это, например, происходит в многочисленных Центрах современного искусства России и Украины. Кто будет осуществлять эту исследовательскую работу?

Начнем с самого начала. Первый момент – то, что сейчас представлено на выставке – это скорее отчет о деятельности этих мастерских до того, как они сформировались в ЦСИ. Здесь, собственно, только полтора кураторских проекта: зал, где выставлены архитектурные проекты  (курировала «Моногруп», Александр Ходяков, Дина Леонова и в какой-то мере я) и выставка на втором этаже, которая соответствует концепции ЦСИ с самого начала – это проект группы «Неоновая голова»  куратора Дмитрия Шаповалова, лидера группы. Тут мы как раз видим неестественное пересечение, когда роль куратора и лидера группы на данный момент совпали, в дальнейшем это надо будет преодолевать.

И второй вопрос по поводу терминологии – нормальное явление ГЦСИ (Государственный центр современного искусства) как пример в российской практике. Если их выстраивают как достаточно гибкие структуры, то они работают честно и действительно поддерживают современное искусство. Поэтому у нас будет основной вопрос – это гибкость и способность взаимодействовать со всем современным искусством вне Центра. Это гораздо важнее, чем то, что будет происходить «внутри».

Третье, по поводу направлений: опять же мы сейчас говорим о том, чтобы с помощью приглашенных кураторов захватить как можно больший спектр, но со временем список тем, возможно, сузится. Потому что какие-то направления намного лучше реализуются вне такого пространства, как ГЦСИ, какие-то направления мы не сможем здесь реализовывать просто потому, что не хватит либо компетенций, либо ресурсов. По сути, ГЦСИ это всегда теплица – пространство, которое работает с теми, кто в ограниченные сроки готов расти в заданном направлении. Тут экспозиционная функция всегда работает с мастерами, а функция мастерских в нашей ситуации, скорее, будет работать с теми, кто ищет кураторской и буквально воспитательской работы с приведением к результату.

Я абсолютно не согласен с тем, что мы не предложим Министерству тот Центр, о котором ты говоришь. Я предлагаю посмотреть и почитать проект, который существует в текстах и схемах…

Выступление Георгия Заборского

Я абсолютно не согласен с тем, что мы не предложим Министерству тот Центр, о котором ты говоришь. Я предлагаю посмотреть и почитать проект, который существует в текстах и схемах…

 

А где его можно почитать?

Об этом нужно поговорить с дирекцией и Минкультом, так как пока документ закрыт в Министерстве культуры. В рамках проекта заложены и исследовательская функция, и функция структурирования и предусматривается привлечение внешних исследователей, которые будут работать в структуре Центра. Я хочу создать пример такой работы. Начав с направления, в котором я хорошо знаком с контекстом и тенденциями, а именно – с архитектуры. Чтобы в дальнейшем в соответствии с ним структурировать и другие направления. Трудностей тут много, конечно, потому что приходится бороться со стереотипом Центра современного искусства как Центра творчества, как места, где просто сидят и занимаются творчеством, без аналитики и прогнозирования. Да, приходится бороться с тенденцией мастерских как места, где изначально наняты сотрудники, и производят некие объекты искусства, не привязываясь к степени актуальности и тенденций.

Мы сейчас открыты для взаимодействий и приглашаем к диалогу, мы готовы строить систему взаимодействий с любыми структурами, занимающимися современным искусством в Беларуси и за ее пределами, если эта деятельность связана с белорусским современным искусством. То есть мы приглашаем к сотрудничеству и исследователей, и кураторов, готовых заниматься экспозиционной деятельностью,  и организации. Конечно, очень сложно преодолевать здесь заложенную привычку, что такого рода начинания, как правило, неудачны.

Презентация ЦСИ министру культуры

Ну, лично у меня скепсис тут по многим вопросам, разумеется. Например, ты предлагаешь управлять Центром кураторам, но откуда эти кураторы в государственном Центре могут взяться, если в белорусских ВУЗах отсутствует такая специальность? В той же Академии отсутствуют теории и практики современного искусства, это я проверил на себе.

Я бы никогда не стал говорить, что у нас нет института кураторства, это сродни утверждению, с которым я очень часто сталкиваюсь, работая в России в области стратегии развития городов, что «у города нет стратегии». Стратегии есть всегда. Просто они бывают не явные и не записанные, то есть не выявленные. Точно также в Беларуси есть кураторы. Просто эти люди не всегда называют себя кураторами, либо осуществляют эту деятельность не на регулярной основе. У них есть навыки, технологии и видение. Просто это не названо и не предъявлено миру как институт кураторства в Беларуси. Я надеюсь, что нам удастся, снимая конфликты, привести этих людей к диалогу и предъявить миру существующий на самом деле здесь институт кураторства.

 

Каковы ваши партнеры и с кем вы собираетесь сотрудничать?

Лично я работаю над проектом только три недели, и сюда перетекли все мои партнерские отношения, складывавшиеся до этого. Как правило, это люди, а не структуры, принадлежащие самым разным организациям, начиная от сообщества, сложившегося вокруг галереи современного искусства «Ў», и заканчивая творческими группами, с которыми я впервые столкнулся за это время.

 

Я вижу в тебе амбициозного человека, но ведь эти амбиции в подобном институте могут столкнуться с непониманием тех, кто финансирует и управляет этим создающимся сейчас Центром.

На сегодня мы видим, скорее, полное взаимопонимание, нежели конфликт. Очень сложно приходить к одному языку, но я надеюсь, что это возможно. Поскольку, работая с российским чиновниками и бизнесменами, я привык постоянно переводить с языка на язык, как у нас говорят на внутреннем сленге – перевод с русского на русский. Я привык, что этот перевод болезненный и тяжелый, но возможный. Я очень надеюсь, что здесь нам удастся перевести с русского на русский и мы увидим, что наши цели совпадают.

Мастер-классы в ЦСИ // photo by harumscarum

Какую бы причудливую форму не принял подобный институт, во всех странах аналогичные организации особенно налаживают коммуникацию со зрителем. Как в вашем Центре вы собираетесь работать со зрителем? Будет ли он активно включен в процесс? Планируете ли вы проведение образовательных программ?

У меня есть четкое виденье того, как я разрабатываю проекты. Я всегда начинаю с живой модели. Если говорить про ту среду, с которой я уже наладил контакты и привык работать – я говорю о среде промышленного дизайна и архитектуры – она уже работает тут в этом формате. Здесь вторую неделю идут семинары по одной из перспективных технологий промышленного и архитектурного моделирования формы – параметрическое проектирование. Тут ведут мастер-классы и читают лекции преподаватели из Московского института дизайна и медиа «Стрелка», авторитетнейшего в своей области. Пятьдесят человек сейчас здесь учатся, событие анонсируется на профильных сайтах. Тут ожидаются и широкие и узкие образовательные процессы, нацеленные на разные группы. Кстати, еще один важный аспект – это открытость среды, или прозрачность среды. В моем видении ЦСИ должен быть не чисто экспертным пространством, но как раз пространством взаимодействия, где зритель и может пересекаться с творческой тусовкой. Например, если взять московский центр «Гараж», ЦСИ в Нижнем Новгороде, с которым я некоторое время активно работал, то в обоих случаях это пространство, в которое можно прийти и существовать какое-то время.

Будет три этапа освоения здания, если наша архитектурная организация продолжит сотрудничество с ЦСИ: первый этап – освоение существующей структуры (так как Центр должен жить сразу и не ждать двухлетнего ремонта), второй – разделение и расширение экспозиционных площадей и появление дополнительной площадки между ЦСИ и художественной школой, третий – стадийная реконструкция пространства. Появление кафе, медиа-центра, магазина, библиотеки также в планах.

 

Ты упомянул «Гараж», вопрос финансирования возникает автоматически: на какое финансирование вы рассчитываете?

Два направления – это государственное финансирование, покрывающее минимальные расходы, и партнерское финансирование, привлекаемое под конкретные проекты. Хочется добавить, что мы действительно ждем реакций и предложений, звонков и писем, дискуссий, споров и даже обвинений.

Один из залов в ЦСИ // группа «Неоновая голова» // куратор: Дмитрий Шаповалов

Когда ожидается открытие Центра?

Только после Нового года будет решаться вопрос – будет ли ЦСИ существовать, и только после положительного решения будет известна официальная дата открытия.

Интервью было записано  23 декабря 2011 года.

 

ART AKTIVIST получил свежий комментарий от Георгия Заборского:

Сам я в данный момент нахожусь в Москве, и еще около недели проведу здесь, работая над текущим проектом. Но от моих партнеров, оставшихся в Минске, я слышал, что подготовленный нами материал, видимо, не был представлен в Министерстве культуры. Твой пессимизм, Сергей, во многом оправдался – традиции управления художественными мастерскими явно берут верх над стремлением к обновлению формата, и я сейчас достаточно спокойно отношусь к перспективам реализации интересующих меня процессов на базе конкретного пространства мастерских Савицкого/ЦСИ.

Однако в том мире, в котором я привык действовать, успех обеспечивается множеством попыток на разном субстрате, и данная попытка позволила нам сделать еще один шаг к созданию прозрачного, но экспертно курируемого пространства для творческих проектов в Минске. Мы получили новых партнеров, запустили диалог еще в одной плоскости, заново и более четко сформулировали критерии и видение того, что должно быть сделано… наконец, начали диалог с ART AKTIVIST. Так что – продолжаем работать, и ищем точку опоры для следующего шага.

Сейчас суть в том, что Центр современных искусств как институт для Беларуси явление совершенно новое и на данный момент культурная политика не выбрана, не выстроены ключевые решения, не подписаны базовые документы, есть только несколько вероятностных сценариев, как он будет развиваться. То, что ты видел сегодня – это только заявка на будущее, презентация того, как он мог бы работать, все работы, которые здесь сегодня показывались, сделаны внутри центра, но еще в его предыдущем формате художественных мастерских, которыми он раньше был.Очень двойственный аспект. Это у нас в Беларуси куратор работает с готовым продуктом. В международном контексте куратор работает в двух направлениях: часто это действительно работа с готовым продуктом, но также часто – это продюсер,  участник создания проекта с самого начала.

_______
Читать по теме:
_______